Беседа с Сьюзен Кениг

Дженнифер Дернинг

Jennifer Durning, “Conversations – Susan Koenig”

koeing

Сьюзен Кениг является сертифицированным преподавателем соматики Ханны, уполномоченным ответственным лицом NCBTMB по повышению квалификации и сертифицированным массажистом-физиотерапевтом. Она  профессионально занимается массажем с 1976 г., а  преподавать и разрабатывать учебную программу в качестве проректора Национального института холистической медицины начала с момента его основания в 1978 г. Стремясь к самосовершенствованию, изучила огромное количество методик со множеством учителей. В течение пяти лет она была активным членом совета директоров калифорнийского отделения Американской ассоциации массажистов, а на протяжении трех из них — председателем образовательного департамента, занимаясь организацией обучающих программ для ежегодных конвенций.

В 1990 г. она прошла курс соматического обучения Ханны  у Томаса Ханны, автора книги «Соматика», которую сейчас в обязательном порядке читают все телесные терапевты, массажисты, тренеры йоги, танцев и фитнеса. Соматика Ханны представляет собой переобучение коры головного мозга при помощи мягких сенсомоторных паттернов движения, помогающих клиенту восстановить осознанный контроль над своим опорно-двигательным аппаратом. Целью работы в соматике Ханны является улучшение и восстановление функции.

Сьюзен занимается частной практикой в Беркли, штат Калифорния, и почти еженедельно проводит уроки cоматического обучения в Национальном институте холистической медицины в Эмервиле, штат Калифорния. Она является лицензированным инструктором соматики Ханны и преподавателем в программе профессионального обучения в Новатовском институте, штат Калифорния. Сьюзен Кениг занимается частной практикой в Беркли и проводит семинары по всей стране.

 

Джен: Какое определение вы дали бы соматике Ханны?

Сьюзен: Бывает, что мое определение меняется, но сейчас я  сказала бы так: соматическое обучение Ханны учит вас расслаблять и удлинять сокращенные мышцы, используя информацию о мозге и о том, как мозг организует нашу деятельность путем двигательных паттернов. Фактически вы учитесь двигаться так, чтобы уходила боль, повышалась гибкость, а мозг имел возможность организовывать и координировать более эффективные и удобные движения вашего тела.

Джен: Чего ожидают клиенты, когда приходят к вам?

Сьюзен: В основном это избавление от боли, это движения, безопасные и мягкие упражнения. Если вы научитесь двигаться легко, то ваша жизнь изменится к лучшему.

Джен: Я имею в виду ограничения, неотъемлемо содержащиеся в «ярлыках», которые слишком любят навешивать на травмы или диагнозы, или же когда человек зациклен на мысли «у меня напряжены мышцы бедер».

Сьюзен: Да, в своей работе мы должны бережно относиться к нарушениям. Нужно признавать проблему, на которой сосредоточен клиент. Но я не сосредотачиваюсь на устранении этой проблемы. Моя цель состоит в том, чтобы в целом помочь человеку сделать движения более эффективными и комфортными, а также научится выбирать разные варианты движений.

Соматика Ханны связана с организующими, фундаментальными паттернами движений. Эти  паттерны развития есть у всех нас, они доступны нам всем в соответствии с нашей структурой. Некоторые из них очень схожи у всех людей — это центр тяжести и центр массы (которые обычно совпадают, когда мы хорошо сбалансированы). Позвоночник (наша вертикальная ось) и центр тяжести (вокруг талии на уровне позвонка S2) являются центральными точками  тела, и все тело соотносится с этими двумя точками. То, как мы удерживаем в равновесии голову на позвоночнике, имеет отношение к этим точкам и наоборот. Например, если кто-то приходит с проблемой в плече и говорит, что хочет научиться работать с этой областью, чтобы избавиться от боли или увеличить диапазон движения, эту проблему нужно рассматривать в связи с позвоночником, вертикальной осью тела, и с центром тяжести тела. Нужно установить обратную связь  с фундаментальным способом нашей организации — с позвоночником и центром тяжести. Позвоночник — и нервная система — всегда будут учить мышцы и ткани плеча, как организовать движение, и таким образом мы должны в первую очередь понять, как работает позвоночник. Нам нужно всегда возвращаться к своим внутренним организационным паттернам и центральным точкам.

Джен: Так что, несмотря на проблему с плечом, вы в первую очередь  смотрите на позвоночник?

Сьюзен: Да. Сначала я смотрю на то, как работает позвоночник. На первый взгляд, каковы доминирующие паттерны движения туловища и позвоночника? Эти паттерны являются ведущими и влекут за собой проблемы в плече.

Опять же, соматика Ханны работает над тем, чтобы вернуть свободу мышцам, хронически сокращенным из-за привычных паттернов напряжения. Снятие  хронических паттернов напряжения дает людям возможность жить более легко и свободно. Учет контекста любых структурных изменений (воздействий), которые затрудняют движение, — это ключ к работе с расширением потенциального диапазона движения.

Джен: Соматику Ханны от обычного занятия по пилатесу отличает то, что проводится больше работы на столе. И стол, и практик обеспечивают клиенту поддержку. Я использую больше реквизита, пол, свое тело и гравитацию, чтобы помочь кому-то почувствовать такую ​​же поддержку.

Сьюзен: Да, преимуществом работы на столе и в пассивной работе с телом является то, что специалист помогает телу чувствовать поддержку, чтобы оно освободилось от паттернов хронического напряжения. Клиенты учатся этому пассивно, чтобы затем самостоятельно делать это активно, ведь они уже обучились этому в ходе пассивной работы, где движение было мягким и медленным. Мозг учится быстрее, когда работа проводится мягко и медленно. Тогда возникает меньше «шума» для мозга, и ему легче во всем разобраться, чтобы обучение проходило быстрее. Но целью для клиентов является возможность делать движение самостоятельно, с большим комфортом и легкостью, к счастью, без боли.

Во время сессии я постоянно задаю себе этот вопрос: «Что перекрывает собственный природный биологический разум тела?» Интересно, что часто то, что чувствуешь при пассивной работе с клиентом, ощущается совсем по-другому, когда этот человек находится в поле гравитации. Например, мышцы спины с правой стороны могут ощущаться расслабленными, когда человек пассивно лежит на столе, но когда он встает, те же самые мышцы становятся сокращенными. Поэтому я задаюсь вопросом: «Что включается и принуждает их сокращаться и удерживать это сокращение в поле гравитации и не включается, когда они расслаблены? Почему тело держит напряжение?» Эти вопросы увлекают меня.

Какой бы ни была проблема, я всегда устанавливаю связь между человеком в целом и его движениями в связи с центром тела — позвоночником и туловищем — и с ходьбой, т. е. с нашими самыми фундаментальными движениями.

Джен: Я столкнулась с концепцией центра тела и заинтересовалась расширением этой концепции в плане отношений — наших отношений с гравитацией, с собой, с другими людьми и с окружающей средой. Концепция центра тела вовсе не мышечная. Это совсем иная трактовка понятия центра тела по сравнению с основными понятиями в пилатесе (фитнесе), которые связывают его только с мышцами туловища. Что является центром тела для Вас?

Сьюзен: Центром является соотношение вашего тела с самим собой. Мы помогаем сбалансировать наш центр, расслабляя хронически сокращенные мышцы, чтобы получить или вернуть себе более эффективные паттерны движений, основанные на присущем телу биологическом разуме. Мы двигаемся, чтобы узнать больше о себе и о своем теле. Являясь специалистами, мы должны быть активными участниками собственного процесса самопознания и общего процесса работы с другими людьми, когда мы помогаем им стать более осознанными в отношении себя в целом — как одна часть воздействует на другие и соотносится с ними.

Большинство людей не соотносят упражнение с функцией. Они отделяют упражнения от всего остального. Наоборот, мне интересно то, как упражнение и движение соотносятся с более чем просто хорошим здоровьем, чтобы упражнение было не «отдельным» элементом, который мы «должны делать», а скорее — как это упражнение относится к нам в целом. Как оно  помогает нам относиться к нашей внутренней сути, ко всей нашей жизни и к тому, как мы движемся и существуем в этом мире? Вопрос: «Что я есть на самом деле делаю?», заданный самому себе во время выполнения упражнения, может принести глубокое осознание того, что мы делаем, по сравнению с автоматическим выполнением чего-либо просто потому, что «это хорошо для меня». Это было бы совсем другим взглядом на вещи.