Образ себя и функция: опыт работы с Моше Фельденкрайзом

Йоханан Риверант

Данная статья “Self-Image and Function. An Experience with Moshé Feldenkrais” впервые была опубликована в журнале SOMATICS: Magazine-Journal of the Bodily Arts and Sciences, Volume IX, No. 4, 1994.(«СОМАТИКА: Журнал телесных дисциплин и наук». Том IX, № 4, 1994)

brain_flowers

 

Сознательному действию у человека предшествует образ себя, выполняющего это действие.

Это легко проверить, если понаблюдать за собой. Последовательность во времени «образ перед действием» легко увидеть, если посмотреть на действие, которое требует некоторого планирования: когда действие является новым или необычным либо когда у нас есть причина колебаться, перед тем как начать его выполнять. В таком случае возникают два этапа, которые достаточно хорошо различимы, чтобы их можно было распознать.

Можно спросить, имеет ли эта ситуация практическую ценность. Образ того паттерна действия, которое будет осуществляться, закодирован где-то в нашей центральной нервной системе в виде энграммы (след памяти). Она служит нам сценарием действия. Сама по себе она может быть полезной для определения возможного результата действия, его выполнимости и рисков. Иногда решение будет состоять в том, чтобы отложить действие или даже вообще воздержаться от него.

Более распространенный пример — это когда выполнение действия только начинается. В этот момент возникает поток сенсорных импульсов (включая различные органы чувств), которые появляются внутри нас и в окружающей среде, будто в результате выполнения самого действия. Эти сенсорные импульсы распознаются, интерпретируются и интегрируются в единую картину о том, что происходит, когда мы выполняем действие. Эта сенсорная информация, или обратная связь, является исключительно важной.

Она позволяет нам отслеживать свои действия и их результаты, сравнивать постоянно возникающую картину со сценарием действия, о котором мы говорили выше, уменьшать возможное расхождение между сценарием и образом текущего действия путем изменения (коррекции) действия (отрицательная обратная связь), продолжать выполнение или остановиться. Другими словами, обратная связь позволяет нам осуществлять сознательный контроль над своими действиями.

При разработке своей системы обучения Моше Фельденкрайз очень ясно подчёркивал важность и роль для сознательных действий тех образов, которые им предшествуют. Полный образ себя должен включать полное сознавание всех суставов в структуре скелета, а также всей поверхности тела — со спины, с боков, между ног и т. д. Это идеальное состояние, и поэтому оно встречается редко.

Мы все можем показать себе, что все, что мы делаем, согласуется с пределами нашего образа себя и что этот образ — не более чем узкий сектор идеального образа*. Наш образ формируется через знакомые действия, в которых приближение к реальности улучшается путём задействования нескольких органов чувств, имеющих тенденцию подправлять друг друга**. Возможность паузы между созданием мысленного паттерна для какого-либо отдельного действия и непосредственно исполнением этого действия является физической основой сознавания. Эта пауза даёт возможность изучить то, что происходит внутри нас в момент, когда намерение действовать только формируется, а также тогда, когда оно уже выполняется. Возможность отложить действие — за счет продления промежутка между намерением и его исполнением — позволяет научиться познавать себя**.

Наш образ себя представляет собой нечто большее, нежели просто статическое изображение, подобное фотографии или тому, как мы видим себя в зеркале. К этому статическому аспекту образа себя нам нужно добавить самый важный динамический аспект, а именно то, как мы видим себя в действии, когда мы потенциально производим различные паттерны действий. Мы можем предпочесть те паттерны, которые неким образом интегрированы в наш способ действия; мы не только знаем контекст, в котором такие действия кажутся осуществимыми или даже привычными, но мы также можем предчувствовать сенсорную обратную связь (или информацию), которая приходит от таких действий. Эти предчувствия делают наши паттерны действия тем, чем они являются: привычными, непринуждёнными, не требующими особого усилия или сознательного контроля. С другой стороны, мы можем избегать неизвестных, непроверенных или непривычных паттернов и даже таких, которые связаны с ощущением неспособности, неадекватности, дискомфорта или боли. Негативные ожидания, связанные с паттерном действия, удерживают нас от рассмотрения возможности его осуществить, пока мы не наберёмся мужества или любопытства, чтобы его реализовать. Если паттерн не будет исполняться, то он в конце концов перестанет быть частью нашего образа себя. Другими словами, в неблагоприятных условиях образ себя сжимается в том смысле, что теперь нам доступно меньше возможностей, чем раньше. Это может произойти после перенесённых травм или операций, когда есть проблемы со здоровьем, когда нас ограничивают окружающие условия и т. д.

В методе Фельденкрайза человек пробует совершать непривычные действия в безопасной обстановке и учитель направляет его к тому, чтобы замечать сенсорную обратную связь, которая приходит от действия, так чтобы ожидание сенсорной информации в конце концов стало частью паттерна действия.

Можно привести два примера. Ученик лежит на животе, и учитель может прикоснуться к нему и обнаружить некоторый избыточный тонус в мышцах его спины. Это может также проявляться как зажатая спина. Когда это состояние не является произвольным, а в большей степени контролируется областью центральной нервной системы, которая не особо поддаётся сознательному контролю, тогда учитель может использовать технику «замещения усилия». Он может очень мягко сблизить концы этих мышц (начальное и конечное место их прикрепления). При помощи такой мягкой поддержки учитель замещает усилие ученика частичным усилием той подсистемы, которая даёт ей возможность снизить уровень усилия. Когда это происходит, ученик ощущает, что теперь он может с большей лёгкостью двигать своим тазом или грудной клеткой относительно друг друга, поскольку мышцы живота могут расслабиться, так же как и мышцы спины. Любой продуманный паттерн движения, включающий движение корпуса, будет иметь образ предварительного действия, возникающего от ожидания «лёгкого усилия», которое значительно отличается от предыдущего состояния.

Другой пример описывает идею о «взаимно сопряжённом движении»*** (в практике также используется термин «проксимально-дистальное реверсирование» — Прим. пер.). Давайте рассмотрим движение одного отдельного сустава, которое является одним из элементов паттерна действия. В общем случае движение в суставе может быть произведено по крайней мере двумя способами: за счёт движения дистальной части тела (той части, которая находится дальше от центра тела), когда проксимальная часть тела (та, которая находится ближе к центру тела) остаётся неподвижной, либо наоборот — когда дистальная часть остаётся неподвижной, а двигается проксимальная. (Также возможны другие способы, когда ни одна из этих частей не остаётся неподвижной.) Какой-то один из этих двух способов может быть более привычным; обычно это будет тот, при котором движется дистальная часть. Когда это привычно, сенсорные ожидания уже установлены, причём настолько, что они уже могут считаться частью образа этого паттерна действия.

С другой стороны, когда образ действия сопровождается негативными ожиданиями, такими как чувство неспособности, неадекватности, дискомфорта или боли, человек будет избегать паттерна, который может перестать использоваться вообще и в конце концов перестанет быть частью его образа себя. В такой ситуации учитель может попробовать применить «взаимно сопряжённое движение», т. е. предложить двигать проксимальной частью, удерживая соответствующую дистальную часть неподвижной. Этот паттерн, отличающийся от избегаемого, может быть свободным от негативных ожиданий (или вообще от любых ожиданий) и поэтому может быть доступен. Теперь настаёт черед дистальной части двигаться относительно проксимальной. Если это делать постепенно и неинвазивно, то ученик сможет его принять. Другими словами, он будет сознавать изменение и его образ себя расширится.

Чтобы проиллюстрировать это на примере, я расскажу удивительную историю. Она уникальна по двум причинам: во-первых, она показывает, что изменения, которые происходят в образе себя какого-либо человека (его повреждение и восстановление), могут быть по-настоящему впечатляющими, и во-вторых, этим человеком был сам Моше Фельденкрайз, поэтому его описание произошедшего с ним несёт особую черту достоверности.

В начале 1982 г. Моше Фельденкрайз вернулся домой в Тель-Авив после операции на черепе по удалению субдуральной гематомы. Операция проводилась в Швейцарии, она прошла успешно, и Фельденкрайз остался там на время реабилитации. Теперь же, когда он был дома, он хотел как можно быстрее восстановить свою физическую способность работать с людьми и проводить с ними сессии функциональной интеграции.

Я работал с ним три раза в неделю (проводил сессии функциональной интеграции). Что мне сразу бросилось в глаза, это ухудшение взаимосвязи между головой и туловищем. Я знал эту замечательно организованную шею до операции и способность Моше двигать головой с абсолютной легкостью во всех возможных направлениях. А сейчас казалось, что голова прикреплена к плечам; голова и туловище выглядели как одно неподвижное целое. Я не собирался пробовать двигать его голову против этого блокирующего паттерна. В конце концов, предполагается, что человек будет (сознательно или бессознательно) защищать себя после такого травматического опыта, как серьёзная операция на черепе.

Вместо этого я стал использовать технику «взаимно сопряжённого движения». Моше лежал на спине, а я взял его левую руку и двигал её вертикально. Я проверил, до какой степени она позволяла мне поднимать его левое плечо над столом. За счёт этого он фактически разрешал произойти изменению во взаимосвязи между головой и плечами. У Моше не было с этим проблем. Казалось, что он не включал самозащиту своих руки и плеча. В этом месте ему ведь не делали операцию, правда?

Следующий шаг состоял в том, чтобы «интегрировать» это, другими словами, дать Моше ощущение практической пользы от подвижности его плеча. Одной рукой я поддерживал правое колено Моше по диагонали в направлении к середине тела, а другой я взял его левую руку и помогал ему дотянуться до этого колена. Во время выполнения этого движения он позволял своей голове оставаться на весу, с опорой только на стол. После поднятия правого плеча таким же образом мы установили другую диагональ, когда мы тянулись его правой рукой к левому колену.

Теперь, когда Моше находился в этом положении, я мог положить свои руки ему под лопатки и играть с ними, мягко приподнимая их по очереди.

Затем снова ключевой шаг: после поднятия левого плеча то же самое поднятие снизу. Я удерживал его в этом положении и положил свою другую ладонь на лоб Моше. Теперь я позволил левому плечу опуститься на стол, в то время как я перекатил его голову налево. Мне нужно было быть очень точным в том, чтобы удерживать конфигурацию голова-плечо неподвижной (недифференцированной), и не вызвать ожидания «опасности». И подвижность головы была принята!

Теперь было легко перейти к движению головы относительно левого плеча, другими словами, к дифференцированным движениям. Мы использовали и другие подходы в других положениях, придерживаясь той же схемы.

Фельденкрайз встал и несколько мгновений молчал. Потом он сказал: «Знаешь, что ты со мной сделал? Ты восстановил мою шею! С момента операции я чувствовал себя вот так!» При этом он обхватил руками себя вокруг головы и плеч, изображая силуэт без шеи и показывая этим контур головы, помещённой непосредственно на плечах и без места для рта!

«А теперь я снова ощущаю мой настоящий образ, вот так, с головой и подбородком». На этот раз он описал силуэт восстановленного образа себя, с более широкой головой, более узкой шеей и затем плечами.

Остановка, конечно же, показала взаимоотношения между способом функционирования человека и его динамическим образом себя. Но особая сила этой истории состоит в том, что изменения в динамическом образе себя, в обоих направлениях, могут быть очень впечатляющими. Сильное ограничение способа функционирования может произвести немедленное ограничение в образе себя, а разительное улучшение способа функционирования может произвести немедленное расширение образа себя. Последний является эквивалентом повышенной готовности к тому, чтобы наработать еще больше паттернов действий.

MF&Yochanan

Моше Фельденкрайз и Йоханан Риверант

Ссылки

* См. Фельденкрайз М. Сознавание через движение, параграф «Полный образ себя — редкое идеальное состояние».

** Там же, параграф «Систематическая работа над образом себя».

*** См. Риверант Й. Функциональная интеграция: теория и практика метода Фельденкрайза, гл. 5, § 4 «Взаимно сопряжённые движения».