Синдром запястного канала

Мэрлин Варнок

 

Это любопытное нарушение обычно считается травмой от повторяющихся нагрузок (RSI) и обычно лечится с помощью операции, в ходе которой разрезают и освобождают фиброзный тяж (сухожилие), охватывающий запястье, чтобы расширить «туннель», где под этим тяжем проходят сухожилия пальцев. Мышцы предплечья, сгибающие и разгибающие пальцы, начинаются сразу под локтевым суставом. Сухожилия тянутся к пальцам и охватываются удерживателем, чтобы они могли оставаться на месте. Та же сухожильная структура существует и в ноге, создавая предплюсневый канал. Очень хорошее инженерное решение!

Соматические педагоги смотрят на людей иначе, чем врачи. Доктор посмотрит на запястье, проведет пару простых тестов и назначит вам операцию, которая обычно эффективно устраняет симптомы. Мы смотрим на людей снизу вверх, отмечаем отклонения в осанке и паттерны нейромышечного сокращения, привычные для человека, по всему его телу. Мы оцениваем всю мускулатуру, походку и подвижность человека в целом, а не оцениваем его как совокупность частей. Мы задаем много вопросов о работе и образе жизни, прикасаемся и пальпируем различные мышечные группы на спине, в шее и плечах, руках и ногах, кистях и стопах. Мы ищем асимметрию во всем человеке, а не только в запястье (или спине, или шее).

Очень часто проблемы, которые проявляются симптомами в конечностях, являются частью гораздо большей патологии, например привычного закрепления рефлекса травмы (см. прим.). Предположим, что вы программист и вам поставили диагноз — синдром запястного канала. Если вы придете ко мне на прием с этим диагнозом, я задам вопросы о том, как вы работаете за компьютером или ноутбуком, как вы сидите, как добираетесь на работу, что делаете для расслабления и развлечения после работы. Затем я расспрошу вас о прошлых заболеваниях, травмах, операциях и предыдущих профессиональных занятиях. Мы обсудим и то специфическое медицинское состояние, которое вам диагностировали. Это сложно, потому что иногда вы можете и не помнить обо всех своих травмах и проблемах. Иногда нам приходится играть роль детективов, определяя травмы и болезни детского возраста. Часто мы просим родителей пациентов помочь нам вспомнить какие-то из этих событий.

Дальше я сделаю вашу фотографию в позе стоя и попрошу вас пройтись, чтобы я смогла понаблюдать за вашим телом в движении. Вместе мы проанализируем эту фотографию и обсудим то, что я заметила отличительного в вашей осанке и походке. Иногда я прошу людей обратить внимание на свои стопы в процессе ходьбы и сказать мне, на какой стопе или ноге они, по своим ощущениям, задерживаются дольше при ходьбе. Затем я попрошу вас сделать несколько движений руками, обращая внимание на разницу между левой и правой рукой. Это забавно, т. к. большая часть людей поражаются тому, насколько деформированными они выглядят на первых фотографиях и какие изменения они замечают на второй и третьей фотографии.

В зависимости от увиденного я начну работать с вами, обращая ваше внимание на те области тела, которые являются дисфункциональными. Одна группа мышц за другой — и постепенно вы научитесь определять области, работающие неправильно и расслаблять эти дисфункциональные проблемные области. Довольно часто, когда мы это делаем, симптомы туннельного кистевого синдрома исчезают!

У меня была восьмидесятилетняя клиентка, которую направил ко мне врач, категорически отказывавшаяся даже рассматривать вариант хирургического вмешательства. Она непоколебимо заверяла своего врача, что у нее не было проблем в 79 лет и она не собирается разрешать ему начинать «разрезать ее на части»! Эта женщина упала за 18 месяцев до того как пришла на первый осмотр. Пятью годами раньше она также попала в аварию, и из-за этого у нее болели спина и шея. Ее осанка была несколько искривлена в сторону — С-образный сколиоз, правая сторона тела была сокращена, спереди она выглядела так, будто правое бедро выше левого и правое плечо ниже левого. У нее никогда не было сколиоза в молодости, только после аварии. Когда она падала, то схватилась за перила правой рукой. Она настаивала, что это не повредило её запястье или руку, но это стянуло мышцы спины на правой стороне.

Когда мы начали работать, то обнаружили, что ее правая лопатка была зафиксирована внизу у грудной клетки, т. е. она не могла свободно двигаться относительно ребер. Для того чтобы дотянуться до тарелок в кухонном шкафу, ей приходилось тянуться кистью. Спустя несколько месяцев после падения у нее появились симптомы синдрома запястного канала. Каждый раз, когда она тянулась за чем-либо, ей приходилось перегружать запястье, локоть и плечо, компенсируя недостаток подвижности лопатки и запястья, неподвижных из-за хронически сокращенных широчайшей мышцы спины и косой мышцы.

Мы провели с ней два сеанса соматического обучения Ханны, во время которых она смогла полностью расслабить напряженные мышцы спины, запястья и лопатки. Ее осанка сразу скорректировалась, и симптомы синдрома запястного канала полностью исчезли после второго сеанса. Она научилась нескольким простым упражнениям, чтобы поддерживать свободу мышц и на следующей неделе смогла отвезти мужа на машине во Флориду, где они теперь живут. Спустя три года у нее по-прежнему нет никаких признаков синдрома запястного канала. Операция, возможно, освободила бы её от части симптомов, но первоначальная проблема с мышцами спины и плеча осталась бы. Она думает, что с ней произошло чудо! То, что мы делали, и наши достижения — совершенно предсказуемые, обычные и рядовые результаты работы с вашим собственным телом, соматически.

Примечание. Рефлекс травмы — системное событие, которое происходит во время травмы для защиты тела от дальнейшего разрушения. Мышцы, находящиеся ближе к месту травмы, сокращаются, втягиваются и часто разворачивают тело в противоположную от травмы сторону. После исцеления костей и тканей этот рефлекторный паттерн уже не является необходимым, но к тому моменту становится привычным, и мы не сознаем, как вернуться к нормальному состоянию.