Соматический подход к йоге

Мирка Кнастер

Эта статья (Somatic Approach to Yoga by Mirka Knaster) впервые была опубликована в журнале Yoga Journal (US), № 105, июль-август, 1992.

somaticclass

Если вы не можете сесть в позу лотоса, потому что у вас слишком напряжены приводящие мышцы ног, или если вы можете скрутиться в позвоночнике вправо, но не влево, не вините себя. Ваши ограничения, скорее всего, не связаны с вашей генетической предрасположенностью или недостаточными стараниями, как писал в своих работах Томас Ханна, преподаватель философии, который стал преподавателем соматики. Скорее, это результат непроизвольных мышечных сокращений, вызванных длительным стрессом. К лету 1990 года, когда он скоропостижно скончался в результате автокатастрофы неподалеку от своего дома в Новато, штат Калифорния, Ханна успел «исцелить» около 3 000 мужчин и женщин, и преображение их тел является реальным доказательством его утверждений.

Ханна заметил, что, столкнувшись с мышцами, которые просто не могут расслабиться, многие йоги останавливаются в развитии своих способностей, часто до конца своей жизни. Другие просто теряют мотивацию и вовсе бросают занятия йогой. Но Ханна утверждал, что им не нужно этого делать. Вместо этого они могут использовать сенсомоторное обучение, чтобы улучшить сознательный контроль над своими физиологическими процессами. Ханна назвал это соматическим обучением, которое представляет собой комбинацию работы руками и упражнений, основанных на идеях Ганса Селье, эндокринолога, который первым определил стресс как причину заболеваний, а также на открытиях Моше Фельденкрайза, физика из Израиля, который создал систему переобучения тела, известную как метод функциональной интеграции.

Соматическое обучение — ответ Ханны на патологическое состояние, которому он дал название «сенсомоторная амнезия» (СМА), это потеря памяти о том, как чувствовать определенные группы мышц и как управлять ими. Такое нарушение повсеместно наблюдается в западной культуре (по оценке Ханны, от него страдают около 75% взрослых американцев), причем оно не диагностируется и не исправляется медицинскими или хирургическими методами. Помимо физических повреждений, амнезию вызывают непрерывные стрессы и психологические травмы, которые мы испытываем в современной жизни. Эти стрессы и травмы также вызывают три отдельных рефлекса, которые ведут к привычному сокращению мышц. Эти рефлексы Ханна детально описал в своей книге «Соматика: возвращение контроля разума над движением, гибкостью и здоровьем». Рефлекс «красного света» — это реакция страха и избегания, с помощью которой мы пытаемся защитить себя, сокращая мышцы пресса, нижней челюсти и лица, и поднимая плечи. Этот рефлекс особенно сильно ограничивает практику пранаямы. Рефлекс «зеленого света» — это реакция решимости, когда мы выдвигаем вперед грудь, сокращаем мышцы спины до чрезмерного прогиба и ходим по-утиному. Такая осанка является наиболее типичной причиной ограничений у начинающих практиков йоги, которые неожиданно понимают, что их спина не хочет сгибаться вперед и что они не могут в достаточной мере скрутиться. Третья реакция, рефлекс травмы — спастическая реакция сжимания вокруг травмированного или подвергшегося хирургическому вмешательству места.

Поскольку эти рефлексы проникли глубоко не в наши мышцы, а в нашу центральную нервную систему, мы больше не помним, как сознательно расслабить мышечное сокращение и начать двигаться свободно. Большинство людей считает, что возникающая при этом зажатость, болезненность и ограничение диапазона движений являются частью процесса старения. Но Томас Ханна оспорил популярный миф о том, что телесная немощность является неизбежной и необратимой. В книге «Соматика» пять историй болезни реальных клиентов доказывают, что радикальное омолаживающее изменение является вполне возможным. Это 42-летний Барни, «Пизанская башня», который был наклонен на 15 градусов вправо; 32-летний Джеймс с «кошмарной» спиной; 81-летний Александр, который ходил, наклонившись вперед на 50 градусов, как в мексиканском танце “viejitos” («старички»); 56-летняя Луиза с синдромом замороженного плеча и 60-летний Харли с ногами, похожими на неубирающееся шасси самолета.

Наилучшим доказательством был сам Томас Ханна. Высокий, подтянутый, с ровной спиной, в свой 61 год он легко закидывал ногу за голову, стоял в позе плуга (халасана) и каждое утро практиковал «приветствие Солнцу» (сурья-намаскар). «Поза плуга очень приятна, и она до предела растягивает все мышцы-разгибатели спины — от ахилловых сухожилий до затылка, — говорил он часто. — Если вы можете принимать позу плуга, то вы свободны от рефлекса «зеленого света». Как раз для этого и разработаны соматические упражнения — чтобы дать людям возможность выполнять подобное».

Хотя Ханна занимался спортом, он не всегда мог «выполнять подобное». В колледже он играл в футбол и был чемпионом по боксу в среднем весе в Христианском университете Техаса; и тогда он знал о некоторых ограничениях своей осанки. «Мне всегда было интересно понять, почему я не мог преодолеть эти ограничения во всех видах спорта и во всех растяжках, которые я делал. Я решил, что эти ограничения останутся со мной на всю жизнь, — сказал он. — Я не понимал, что если вы подходите к проблеме, думая, что дело в мышце, вы никогда не сможете ее решить. Проблема должна решаться на уровне мозга».

Ханна считал, что Мэйбл Тодд, автор классической книги «Мыслящее тело» (The Thinking Body, 1938), была первым человеком, который указал на то, что применение сознательной силы для растяжения хронически непроизвольно сокращенной мышцы просто заставляет ее сократиться еще сильнее, иногда даже до состояния спазма. От Фельденкрайза Ханна узнал, что недостаточно просто применить технику расслабления, чтобы убрать мышечное сокращение, — нужно обеспечить сенсомоторную систему новой вводной информацией.

Как писал Ханна в книге «Соматика», «В современной нейрофизиологической науке текущее взаимодействие сенсорной информации и моторных инструкций называется системой обратной связи, которая действует с помощью петель: сенсорные нервы дают обратную информацию моторным центрам, ответная реакция которых замыкает петлю, посылая по моторным нервам двигательные команды. Благодаря движению, моторные нервы посылают новую информацию обратно к сенсорным нервам».

«В самой верхней части мозга расположена зона исключительно моторных нейронов; сразу позади них находятся зона, содержащая только сенсорные нейроны, — пояснял Ханна. — В самом сердце нервной системы находятся центры ощущения и движения, восприятия и действия. Как только вы начнете понимать нейрофизиологию, вы осознаете, что моторная система действует только там, где имеется сенсорная обратная связь. Если вы хотите изменить моторные единицы и функцию мышцы, вам нужно менять постоянную обратную связь».

Ханна помогал своим клиентам устранять хроническое мышечное сокращение, предоставляя их сенсомоторной системе новую информацию. В своей мануальной работе он аккуратно проводил туловище и конечности клиентов через движения, которые обучали их действиям, альтернативным хроническому сокращению. Случайному наблюдателю эта работа могла показаться волшебством. Люди, признанные медициной неизлечимыми, после 50 лет жизни в состоянии истерического паралича или 15 лет, проведенных в скрюченном состоянии, могли выйти из его кабинета нормальной походкой.

Не имея возможности проводить индивидуальное соматическое обучение для всех, Ханна ощутил острую необходимость найти способ и научить людей помогать себе самостоятельно. «Я скоро умру, — думал он. — Какой смысл в моей жизни и в том, что я просто занимаю пространство, если я не оставлю ничего для других? Это будет очень обидно».

Ханна был убежден, что мы можем начать соматически переобучаться, пройдя восемь уроков, описанных в книге «Соматика». Эти упражнения представляют собой естественные движения суставов, замедленные для того, чтобы повысить сенсорное сознавание. Они начинаются с работы со спиной, потому что Ханна полагал, что пока мы не раскрепостим мышцы центра тела, мы не сможем освободить тазобедренные суставы и ноги, чтобы сесть в позу лотоса. Мы также не сможем полностью раскрыть грудную клетку и разогнуться назад.

Ханна рекомендовал людям, изучающим йогу, медленно проходить уроки из книги и выполнять по одному 15-минутному уроку в качестве разминки перед каждым занятием йогической гимнастики. Он был убежден, что такой подход может «полностью преобразовать саму природу наших ограничений». (см. часть III в книге «Соматика»)

«Когда мы начинаем сознавать свои мышцы и то, как они ощущаются, мы можем буквально вернуть себе контроль над ними, — говорил он. — Это происходит в сенсомоторной системе автоматически: если мы получаем новую сенсорную информацию о более эффективном движении мышц, мы будем автоматически передавать эту информацию от сенсорных нейронов к моторным».

Ханна хотел, чтобы все люди раскрыли в себе удивительную способность преобразовываться изнутри. Он полагал, что одним из способов сделать это является йога. «Людям так нравится йога не только потому, что их мышцы перестают быть такими зажатыми и их боль проходит, но также потому, что они ощущают себя по-другому как люди, — говорил он. — Когда усиливается их контроль над собой, они обретают бóльшую легкость в жизни, теряют меньше энергии, им становится легче дышать и они чувствуют себя более счастливыми».

В 1972 году Ханна провел самый большой урок йоги во Флоридском университете в городе Гейнсвилл, где он возглавлял факультет философии. «Я не мог себе представить, насколько много людей жаждут пройти курс обучения йоге,» — заметил он. Ханна предоставил возможность для открытой записи, надеясь, что на занятия запишется 50 человек. Через несколько часов записалось 700 человек. Это было неожиданно, толпа не помещалась даже в спортивный зал, поэтому он проводил занятия на улице. Два раза в неделю он проводил двухчасовое занятие по выполнению асан, пению мантр, дыханию и медитации на лужайке посреди военного комплекса подготовки офицеров запаса. «Впервые сотни студентов начали серьезно заниматься изучением своего тела, — сказал Ханна. — Что замечательно в йоге, так это то, что для многих людей она служит введением в то, что я называю миром соматики — ощущение своего тела изнутри». Он полагал, что наше общество способствует развитию поведения, направленного на внешнее восприятие, и что большая часть населения является «внутренне безграмотной» — они практически ничего не ощущают внутри себя.

Ханна считал, что йога является основой для развития в любой области, потому что она способствует выработке физической компетентности, которая ведет к компетентности в других областях. «Неспособность свободно двигаться вызывает у нас чувство беспомощности перед лицом проблем на всю оставшуюся жизнь, — сказал он. — Самооценку и уверенность, которую вы можете искать в психотерапии, многие люди обретают намного быстрее и легче, практикуя йогу». Если, конечно, этому не препятствуют физические ограничения, которые подтверждают наихудшие предположения.

Когда люди не могут выйти за пределы этих ограничений в своей практике йоги, они часто думают, что с ними что-то не так в психологическом или духовном плане. Ханна утверждал, что у нас нет причин чувствовать себя неполноценными. Хотя йога разработана для того, чтобы освободить нас от ограничений, которые мешают быть полностью свободными, существуют также некоторые препятствия, которые мы не можем устранить при помощи традиционной практики асан, говорил он.

Ханна начал практиковать йогу в конце 1960-х гг. Когда зажатость мышц передней и задней поверхностей тела стала мешать его прогрессу, учителя йоги посоветовали ему проявлять упорство. «Это проблема, способа разрешения которой не знал никто, — пояснял он. — Большинство людей не понимает, что хронически напряженная мышца приспособилась к этой крайней защитной степени сокращения. И если вы не скажете «упорство», то что еще вы можете сказать?»

В 1973 году Ханна переехал в Сан-Франциско, где он в течение трех лет возглавлял Институт гуманистической психологии (в настоящее время Университет Сэйбрука). В это время он организовал и провел первый в США курс обучения методу Фельденкрайза. Именно Фельденкрайз открыл ему, что причина его физических ограничений находилась не в его мышцах, не в недостаточности усилий, а в его мозге. «Мне нужно было осознать мышцы, вовлеченные в это напряжение, более исследовательским способом, чем когда-либо в моей жизни, — сказал Ханна. — И когда я это сделал, я научился контролировать их».

Несмотря на огромное влияние Фельденкрайза, Ханна уже описал свои основные идеи по поводу тела в книге «Охваченные восстанием тела: учебник соматического мышления», где он возродил греческое слово «сома» и дал ему новое определение в современной трактовке. «Сома» означает не «тело», а «меня, телесную сущность… которая всегда стремится к жизни, причем во всей ее полноте». Как соматические сущности мы способны ощущать чувства, движения и намерения и контролировать свое функционирование. В противоположность этому, с ограниченной научной точки зрения, люди воспринимаются просто в качестве механических кукол, которых нужно изменять при помощи химических и хирургических манипуляций.

На протяжении тех 16 лет, когда Ханна разрабатывал свои мануальные техники работы, он с резкой нетерпимостью относился к научной медицинской точке зрения. «Я испытываю негодование, потому что вижу, как много людей получили повреждения и травмы, а врачи ведут себя высокомерно,» — говорил Ханна. Поэтому в 1990 году, после многих лет чтения лекций и проведения семинаров за границей и в таких американских центрах развития, как Эсален и Омега, он решил подготовить других людей к работе с методом соматического обучения Ханны. На первую 24-недельную программу записались 38 студентов; все они имели большой опыт работы с телом. Курс должен был проходить в Северной Калифорнии в летние месяцы в течение трех лет.

Это случилось через пять недель после начала первого курса обучения. Ханна резко развернул машину на дороге, чтобы избежать столкновения, ударился об опору линии электропередачи и мгновенно умер. Элинор Крисвелл, д.пед.н., профессор кафедры психологии в Государственном университете Сонома, опытный преподаватель йоги и жена Томаса Ханны, взяла на себя его соматическую практику и преподавание в Институте соматических исследований и обучения в Новато, где он был директором. Она также продолжает публикацию журнала Somatics: Journal of the Bodily Arts and Sciences («Соматика: журнал телесных дисциплин и наук»), основателем и редактором которого был ее муж. Его студенты глубоко скорбели, утратив мастера и учителя, и сейчас они продолжают дело его жизни каждый в своем городе.

За два месяца до смерти Ханна говорил о том, как концепция тела в соматическом обучении напоминает понятие «майя» в индуизме. Человеческое тело может казаться неизменным, но на самом деле оно находится в процессе постоянного изменения и обновления. И как живая система оно может научиться функционировать более эффективно. Результатом этого будет более высокое качество жизни, т. к. у нас будет свобода делать то, что мы хотим, потому что нас не будут ограничивать невосприимчивые мышечные паттерны.

«Самое трудное для понимания людей Запада — это то, что в реальной жизни нет стабильности, — заключил Ханна. — Большинство из нас полагают, что существует какое-то место, которое вообще не двигается. За последние 50 лет мы узнали, что нигде в мире нет статической материи. Напротив, сам процесс жизни означает, что человек находится в постоянном движении. Наибольшая трудность состоит в том, чтобы сделать это движение эффективным, плавным, комфортным, преисполненным мира, а не непокорным, разбалансированным и искаженным».

С помощью регулярных занятий йогой и соматическими упражнениями Ханна добился в своей физиологии того, что он считал основой здоровья, имея при этом исключительно мягкую и податливую мускулатуру. Это достижение позволило ему делать другие вещи в жизни более свободно, с лучшим балансом и, как он надеялся, более изящно, честно и разумно. «Хатха йога — это не самоцель, но средство достижения хорошей жизни, — говорил он. — Не нужно об этом забывать».

Также см. статьи
Интервью с Томасом Ханной: «Сознание над движением»
Метод Фельденкрайза и йога