Клиническая соматика: современное средство от боли

Стивен Аронштейн

Steven Aronstein. Clinical Somatics: Modern Pain Relief. Clinical Overview.

 

Введение

Клиническая соматика (которую также называют клиническим соматическим обучением, или КСО) — это эффективный метод мануального нервно-мышечного переобучения, который облегчает хроническую боль и улучшает физическое функционирование и двигательные способности клиентов. Клиническая соматика работает с широким спектром симптомов, синдромов и заболеваний костно-мышечной системы, включая следующие: боли в спине, синдром запястного канала, кумулятивные травматические расстройства, синдром височно-нижнечелюстного сустава, тендиниты, бурситы, синдром лестничной мышцы, сколиотическая осанка, хронические головные боли, ишиалгия, боли в коленях, тазобедренных суставах и плечах, синдромы миофасциальной боли. Применение соматики уменьшает длительность курса лечения и дает более длительный результат, чем после применения программы физиотерапии, хиропрактики или мануальных методов терапии мягких тканей.

Клиническую соматику часто относят к методам работы с телом («бодиворк»), однако такое понимание практически полностью искажает реальный процесс и результаты соматической работы. Более точно соматику можно охарактеризовать как работу с мозгом. Специалист по соматике действительно работает руками с телом клиента, но эти манипуляции производятся исключительно с целью изменения сигналов, идущих в центральную нервную систему, с тем чтобы изменить взаимодействие и контроль нервной системы над остальным телом. В отличие от обычной физической терапии, хиропрактики и ортопедии работа в соматике направлена не на укрепление мышц, суставов или связанных с ними костей; в отличие от акупунктуры и других методов работы с телом она не направлена на изменение потока ци или выравнивание энергии в чакрах. В отличие от массажной терапии — хотя одним из основных результатов применения соматики являются более расслабленные мышцы, снижение уровня или полное устранение боли, напряжения и зажимов — основной целью соматики является вовсе не расслабление мышц.

Нейрофизиологические основы

Эффективность клинической соматики основана на некоторых базовых свойствах сенсомоторного обучения нервной системы человека. Эти процессы обучения не противоречат медицинским принципам — медицина рассматривает эти процессы как неотъемлемую базовую нейрофизиологию (хотя, к сожалению, она еще не опирается на эти процессы при лечении костно-мышечных или неврологических заболеваний). На самом деле эти процессы обучения настолько фундаментальны и общеприняты, что ряд методов работы с телом также включает их (хотя в этих методах нет детального понимания и применения данных процессов).

Фундаментальный способ обучения всем видам движения у людей (хождению, езде на велосипеде, сидению на стуле, печатанию на клавиатуре и т. д.) — это практика, или тренировка. Некоторые движения, такие как ползание и хождение, стимулируются и направляются определенными изначально «запрограммированными» рефлексами, импульсами и неврологическими паттернами. Однако даже эти основные функции и поведенческие проявления человека должны повторяться и подстраиваться до достижения полной легкости и грациозности; этот процесс также называется практикой, или тренировкой. Таким способом обучение движению (или моторным навыкам) идет от неуклюжего к эффективному, от нового к знакомому. Когда человек впервые обучается какому-то движению, когда это движение является все еще новым и непривычным, оно требует большой концентрации внимания. Когда мы учились ходить, мы не пытались одновременно учиться говорить или держать ложку; мы не составляли список покупок в то время, когда учились ездить на велосипеде, играть в теннис или набирать текст на клавиатуре.

Обучение происходит в «сознательной» части нашего мозга, а именно в коре головного мозга, которая в обычной речи и общей культуре часто подразумевается, когда люди говорят об уме. Это та же самая часть мозга, которая работает, когда мы обращаем на что-то свое внимание; и чем более новым является это что-то, тем больше внимания оно требует и тем меньше внимания человек может одновременно уделять выполнению других задач. Чем больше человек практикуется в новом движении путем его повторения, тем больше сенсорной обратной связи в свою очередь поступает обратно в мозг и тем больше этот опыт позволяет мозгу произвести тонкую настройку этого движения, отточить его и затем сохранить в бессознательных, автоматических «низших» частях нашего мозга (мозжечок, нижние части коры и т. д.). Другими словами, выученный или привычный навык — это такой навык, который может стать автоматическим, когда можно использовать сознательный мозг или же ум для других вещей, таких как подготовка следующего удара в теннисе, продумывание того, какую фразу дальше печатать, или проверка списка продуктов для покупок в магазине, когда человек «автоматически» двигает ногами, талией и плечами при ходьбе.

Патология: сенсомоторная амнезия

Именно эта способность к обучению и сам процесс обучения делают людей такими сильными, ловкими и интегрированными. Однако удивительный дар обучения приходит вместе с риском научиться «плохим» привычкам. Мы можем научиться неправильному замаху в теннисе (т. е. такому замаху, который будет неэффективным для суставов или вызывать в них большое напряжение), или «плохой» позе для сидения, или напряжению не тех мышц (например, в плечах) при наборе текста. Эффективные, приятные и безболезненные движения создают то, что называется положительной петлей обратной связи — чем больше человек их выполняет, тем более приятных или успешных результатов он достигает. Болезненные движения также имеют обратную связь: чем больше человек их совершает, тем более знакомыми и «легкими» они становятся (при этом используются все более и более прочные нервные пути, все меньше уделяется внимания и затрачивается ресурсов нервной системы) и тем больше мозг обучается их выполнять. Повторяющиеся болезненные движения учат мозг делать их бессознательными, или автоматическими; в свою очередь, начало и управление этими движениями передается в «непроизвольные», автоматические нижние отделы мозга. Это похоже на то, как если бы сознательные произвольные части нашего мозга забыли бы об этих мышечных действиях или о том, как их контролировать. По этой причине такое непроизвольное состояние называется сенсомоторной амнезией (СМА).

СМА может проявляться разными способами: мышца может находиться в хроническом небольшом напряжении, которое снижает диапазон и качество ее движения (при этом возникает дрожь, плохая координация и т. д.); это может привести к слабой боли, зажатости и вызвать ограничение гибкости ближе к концу диапазона движения мышцы. Например, мышца плеча или бедра может проявлять СМА на 30 %, что означает, что первые 30 % диапазона движения мышца напряжена, а ее волокна находятся в состоянии хронического сокращения. В этом случае мышца может быть зажатой или дрожать, но при этом быть подвижной, поэтому она не будет двигаться свободно, однако под воздействием внешнего давления или напряжения мышцу можно растянуть до большей длины, так что ее волокна могут растянуться, скажем, до 20 или 10 % сокращения. В некоторых подобных случаях мышца может иметь точку остановки при 5 или 10 % сокращения, за пределы которых мышца не может растягиваться даже под внешним воздействием. Это явление можно наблюдать в любой части тела, например в напряженных мышцах задней поверхности бедра, подошвенных сгибателях, околопозвоночных мышцах поясницы или мышцах вокруг запястья, предплечья или плеча. Это бывает у людей любого возраста и уровня физической подготовки, от зажатой шеи или плеч, когда мы сидим за компьютером, до сокращенных мышц задней поверхности бедра, которые мы пытаемся растянуть перед тренировкой, или общей пониженной гибкости, которую, как считается, можно преодолеть путем ежедневной растяжки или занятий йогой.

В другом случае мышца может находиться в таком сильном сокращении под влиянием СМА, что ее волокна будут упорно оставаться сильно сокращенными. Например, плечо может быть приподнято за счет 45-процентного сокращения волокон верхней части трапециевидной мышцы и никакое намеренное усилие самого человека или внешнее воздействие человека или аппарата не смогут опустить это плечо. То же самое может произойти в любой зоне тела, включая застывшее бедро, которое не будет давать ноге вращаться вовнутрь, или в мышце, которая тянет лопатку книзу и приводит к серьезным ограничениям движений плечевого пояса.

Хроническое неправильное использование

СМА может быть приобретена разными способами. Хроническое неправильное использование мышцы является распространенной причиной — наша жизнь становится такой беспокойной или ресурсы такими ограниченными, что мы начинаем использовать неудобные упрощения движений, и нам приходится настолько часто повторять эти упрощения, что мы забываем о том, как использовать более здоровые способы движения. Мы сутулимся за компьютером, чтобы лучше видеть экран, и в конце концов эта поза становится для нас более привычной, легкой и наконец автоматической. В свою очередь, напряжение, которое удерживает нас в этом положении, будет мешать нам сидеть в действительно здоровой и удобной позе, даже если мы будем пытаться. Поскольку передача управления моторными импульсами под бессознательный непроизвольный контроль часто также передает бессознательной части мозга управление фазой сенсорного входа (притока сенсорных чувствительных сигналов) сенсомоторной петли обратной связи, мы можем даже не замечать своей плохой осанки либо любого из бесчисленного множества вариантов искажения нашей скелетной и суставной структуры. Мы замечаем только возникающую в результате мышечную или головную боль.

Плохая адаптация

Плохая адаптация — это еще один вид проявления СМА. Плохая адаптация возникает тогда, когда старая привычка организма больше не соответствует его текущим потребностям или обстоятельствам. Клиент учится по-новому использовать свое тело в течение шестинедельного восстановления после перелома стопы. Эта новая привычка становится новым «путем по умолчанию», даже когда поврежденная конечность сможет снова выдерживать полную нагрузку. Первоначальная привычка полного диапазона движения забывается, и теперь таинственным образом человек может хромать при ходьбе. Клиент жалуется на потерю прежней свободы движения, не осознавая, что он имеет дело не с длительным повреждением вследствие травмы, а просто с привычкой, которая устарела, — она была нужна в течение этих шести недель и играла важную роль для пациента, но теперь она стала плохой адаптацией и ему нужно научиться тому, как вернуть себе свою свободу.

Привычные рефлексы и реакция на стресс

Чаще всего и сильнее всего СМА наступает при хронической активизации некоторых рефлексов и некоторых видов реакции на стресс. Ранее мы говорили о безусловных рефлексах, которые побуждают к обучению некоторым паттернам движений, таким как хождение. Интересно, что есть другие рефлексы и паттерны мышечной реакции, которые могут стимулировать обучение дезадаптивной осанке и мышечным сокращениям, и некоторые из них часто включаются при современном образе жизни. Для демонстрации мы рассмотрим три наиболее частых типа реакции, используя терминологию клинической соматики.

Рефлекс «зеленого света» — это паттерн мышечной реакции, который включается у людей, когда они должны быстро что-то сделать или когда у них слишком много работы. Он сокращает мышцы спины и другие мышцы-разгибатели. Чтобы еще больше усугубить преобладание моторного паттерна «зеленого света», люди часто сами активно его демонстрируют: многие люди намеренно прогибают спину, отводят плечи назад и выдвигают вперед грудную клетку, чтобы продемонстрировать хорошую осанку или казаться выше ростом и значительнее. Общим результатом этого является эпидемия синдрома хронической боли в спине, напряжения в грушевидных и ягодичных мышцах, состояния болезненных мышц бедер и малоподвижных или поврежденных коленей, распространившаяся среди рабочих, спортсменов, военных, танцоров, моделей и подростков.

Рефлекс «красного света» аналогичен примитивному рефлексу отдергивания, который у животных обеспечивает защиту жизненно важных и уязвимых зон тела в моменты опасности, сильного стресса или беспокойства. Это поза зародыша, когда сокращается некоторая комбинация мышц-сгибателей живота, груди, шеи, челюсти, лица, лба, внутренних поверхностей бедер, мышц-сгибателей коленей и стоп. Среди прочего это приводит к такому нарушению, как кифоз, ограничивает дыхание (иногда до такой степени, что это нарушает функцию сердечно-сосудистой системы) и приводит к сутулости, напряжению в мышцах живота и внутренних вращателях бедра, сгибателях стопы и к сведению коленей вовнутрь.

Рефлекс травмы — это кинезиологическая реакция для избегания травмы или для восстановления после травмы. Интересно, что такие же или похожие двигательные паттерны используются для обеих целей/задач: тело вращается и сгибается в центре, чтобы избежать травмы. Такое же базовое действие предпринимается, чтобы убрать конечности — бедра и колени сгибаются и вращаются, чтобы подобрать стопы, а талия и плечи сгибаются и вращаются, чтобы убрать руки или использовать их для защиты. С другой стороны, если тело не может избежать травмы, то его мышцы также сгибаются и сжимаются, чтобы зафиксировать и защитить поврежденную область (например, сломанную руку, бедро или стопу, поврежденную шею, место раны в туловище) в течение периода заживления. Со временем серьезные повреждения или много мелких травм приводят к, казалось бы, постоянной хромоте, дисбалансу и асимметрии в осанке, нарушениям походки и техники бега в спорте, разной длине ног или сколиозу.

На протяжении обычной жизни, полной стрессов и напряжений, неправильное использование, неправильная адаптация и хроническая активация рефлексов учат наш мозг автоматически и бессознательно удерживать мышцы сокращенными в разных комбинациях паттернов, что в свою очередь вызывает различные виды боли, напряжение, ограничения движения и другие симптомы. Поскольку мышцы двигают костями и другими тканями, СМА имитирует, вызывает и усиливает многие другие симптомы — воспаление, болезненность, мышечную усталость, грыжи дисков или сжатие позвонков, защемление нервов (например, седалищного нерва), синдром височно-нижнечелюстного сустава, туннельный синдром запястья, бурсит и тендинит, артрит, импотенцию или частое мочеиспускание из-за давления зажатых мышц малого таза на мочевой пузырь, астматическое или поверхностное дыхание из-за напряжений в грудной клетке и мышцах живота, износ хрящей, мышц, сухожилий и связок. Различные сочетания паттернов рефлексов СМА приводят к выработке осанки, которую мы связываем с угасанием, в пожилом возрасте; и многие из результатов СМА также неправильно считаются неизбежными и ожидаемыми результатами увядания и старения.

С клинической точки зрения, неважно, вызвана ли проблема клиента физической, ментальной, психологической или духовной болезнью или травмой. Неважно, развилась ли СМА из мелких повреждений, в результате серьезных аварий, травм или хирургических операций, службы в армии, неправильного использования тела в гимнастическом зале или на танцплощадке, неудобного стула, стресса на работе, просроченной ипотеки, страха и/или обиды из-за унижающих или небезопасных личных отношений, депрессии, тревоги или низкой самооценки. Когда мозг усвоил этот опыт в виде паттернов сокращения или ограничения движения сенсомоторной амнезии, человек получает сенсомоторную проблему, которая является корневой причиной имеющихся у него на сегодня костно-мышечных и других симптомов.

Механизмы и методы клинического воздействия

СМА может быть настолько глубокой, настолько укорененной, что кажется, что от нее невозможно освободиться. Это потому, что, с точки зрения «ума» или сознательной части мозга, некоторые движения оказались полностью утраченными. Никакие сознательные размышления не могут решить проблему СМА. Переобучение мозга происходит не в эмоциональных центрах мозга (даже если изначальное событие, которое привело к СМА, было эмоциональным), не в когнитивных центрах и не в вегетативных центрах мозга, отвечающих за отдых и расслабление. Напротив, искоренение сенсомоторной амнезии происходит только путем переобучения движению в сенсомоторных центрах мозга. Это причина, по которой полное название клинической соматики звучит как клиническое соматическое обучение, а специалисты по этой дисциплине называются преподавателями клинической соматики.

Такой механизм СМА лежит в основе другого важного явления: состояние СМА может быть настолько тяжелым, что движение сустава и мышц может быть полностью заморожено. Такое застывшее состояние может ощущаться клиентом и восприниматься врачом как структурное ограничение. Однако такое состояние кажущейся структурной неподвижности на самом деле вызывается активной работой мышц за счет непроизвольных моторных путей. С точки зрения сознания, эта область ощущается как неподвижная, как будто с ней функционально ничего сделать нельзя. Реальность состоит в том, что сознательный ум полагает, что это правда, что он не может ничего сделать. Однако, несмотря на убеждение клиента и его сознательное бессилие, с помощью соматического обучения соматическая нервная система может исправить эту функциональную проблему, которая ощущается как постоянное структурное нарушение.

Так же, как кости, связки, сухожилия и фасции не движутся по собственной воле, но двигаются только туда, куда их ведут мышцы,— в свою очередь, мышцы также не имеют собственной воли. Мышцы движутся только туда, куда им указывает мозг, посылая сигналы через нейронные пути соматической нервной системы, которые идут к мышечным волокнам. Таким образом, важно понимать, что изменения в одних только мышцах — за счет манипуляций, растяжения, укрепления, применения холода, тепла, трав, уколов, лекарств или мазей — никак не повлияют на корень проблемы.

Преподаватели клинической соматики пассивно двигают клиентом и помогают ему совершать собственные активные движения, которые дают возможность мозгу клиента вспомнить то, что он забыл, чтобы дать ему возможность практиковаться в исследовании, обнаружении и контроле над мышечной активностью. Движения мышц подобны телефону, который использует специалист для того, чтобы «дозвониться» до мозга. Некоторые виды движений являются пассивными, когда клиент неподвижно лежит на столе, а все движения с его телом выполняет специалист. Другие виды движения являются активными, когда клиент сознательно сокращает мышцы и двигает ими специальным образом при содействии специалиста. Многие активные движения являются тщательно скоординированными сокращениями, которые клиент выполняет для того, чтобы дать мозгу сигнал о той части мышцы, об использовании которой он забыл. Это интересный пример того, что работа с мозгом является работой с телом и наоборот. Движение мышц является упражнением, которое дает возможность мозгу осознать то, что он забыл, но забывание и вспоминание / переобучение происходят в абстрактных картах и ощущениях мышц внутри мозга. Поэтому терапевтические мышечные сокращения производятся не для того, чтобы расслабить «замороженные» области мышц, но для того, чтобы пролить свет на «слепые зоны» сознательного мозга, которые должны контролировать эти мышцы. «Слепые зоны» можно также называть забытыми участками мышц или мозга, можете называть их как пожелаете. Итак, соматические упражнения для мышц составлены таким образом, чтобы играть в жмурки с «сознательным» мозгом, пока он не найдет утраченные участки и не воскликнет: «Ага!» Когда мозг это сделал, значит он уже изменился, мышца снова находится под его контролем, она больше не подвержена СМА и те мышцы, которые многие годы находились в застывшем состоянии, смогут мгновенно расслабиться.

Этот процесс устранения СМА является важным примером того, что соматика является работой с мозгом. Поэтому часто боли и ограничения, существующие в телах клиентов, несут чисто функциональную природу — как только мозг подстроит свою работу, сразу происходят изменения в теле. Конечно, бывают и другие симптомы, для устранения которых требуется время: если суставные ткани воспалены из-за многих лет СМА в мышцах плеча, то понадобится некоторое время на то, чтобы воспаление прошло после устранения СМА и вызванного ею сокращения мышц. Если на кости возникла шпора из-за многих лет существования СМА в мышцах, которые заставляли кости тереться друг о друга, то понадобится время на то, чтобы костные наросты рассосались.

Сеансы соматики

Соматические движения являются медленными и мягкими. Чтобы движения несли информацию в сознательный мозг, они должны быть медленными и осознанными. Для задействования правильной части мозга и путей спинного мозга движения выполняются в комфортном диапазоне (даже если это движение является практически не заметным для наблюдателя, его неврологическая сложность для клиента достаточна для эффективной работы); поэтому соматика является мягкой и безболезненной. Движения с 90-летней женщиной и с профессиональным спортсменом выполняются одинаково, и эти движения одинаковым образом «пробуждают» сознательные части мозга клиентов и включают в нем яркое полноспектральное освещение. В зависимости от степени СМА и от того, насколько долго человек тренировался в выполнении «плохого урока» (то есть насколько долго у него сохранялась и постоянно подкреплялась неправильная дезадаптивная осанка или неправильная моторика движения), курс соматики может варьироваться — количество занятий будет зависеть от количества паттернов неправильной адаптации (и их синергетической комбинации), с которыми нужно работать и в отношении которых нужно проводить переобучение. Однако поскольку терапевтическое изменение происходит в «программном обеспечении» мозга, а не в растущей, преобразующейся и укрепляющейся ткани и в «аппаратных структурах» тела, то как только мозг переобучится, сразу же произойдет изменение и, соответственно, сразу же изменится к лучшему связанная с дисфункцией симптоматика. Следовательно, обычный курс соматической работы со специалистом занимает от 2 до 10 сеансов.

Клиническая сессия длится один час и обычно происходит на специальном столе. На первой встрече с клиентом специалист знакомится с историей клиента и оценивает присущие ему паттерны мышечного напряжения путем систематичной пальпации и визуального осмотра в положении стоя и в движении. В результате сбора информации и оценки он определяет, какое сочетание рефлексов, паттернов сокращения и осанки является привычным для клиента, и составляет примерный предварительный план ближайшей работы с теми мышцами и зонами клиента, которые находятся в состоянии постоянного сокращения или дисбаланса и которые указывают на наличие у него СМА.

Многие из способов обучения мозга клиента тому, как убрать паттерны сокращения СМА, — это движения, которые клиент может выполнять без мануальной помощи специалиста. Чтобы помочь клиенту пройти цикл сеансов, специалист обучает клиента некоторым основным вариантам проделанных движений для самостоятельного выполнения дома. Большинство из этих упражнений занимают не более 5 минут. Это позволит клиенту поддерживать и увеличивать пользу от работы на сессиях, а повторение упражнений даст возможность клиенту прокладывать постоянные пути обучения, которые ликвидируют долгосрочные последствия повреждений и хронического неправильного использования. Эти упражнения дают клиенту инструменты, которые он может использовать в дальнейшем, чтобы выйти из состояния СМА, избавиться от боли и ограничений движения, и которые помогут ему в постоянном процессе развития и роста, происходящего с возрастом.

Соматические упражнения

Упражнения для самостоятельной работы, которые даются клиенту в конце каждого сеанса, являются кратким повторением позиций и движений, необходимых, чтобы научиться сознательному контролю. Кроме этого, имеется бесчисленное множество других соматических упражнений, которые клиент может делать самостоятельно и которые дают ему возможность обучиться тем же сенсомоторным навыкам, что и на сеансе мануальной работы со специалистом. Для тех клиентов, которые хотят получить более ощутимую пользу от соматики, или такие, которые не могут позволить себе проходить индивидуальные сеансы или же просто хотят включить соматику в свою жизнь в качестве ежедневных упражнений или в свою практику йоги, проводятся групповые занятия в залах.

Занятия могут проходить один или два раза в неделю либо могут представлять собой однодневный мастер-класс по соматическим упражнениям. Учащиеся могут приходить на общие групповые занятия для комплексного развития свободы движений или на специализированные занятия для решения проблемы «замороженного плеча» либо тазобедренного сустава, либо для устранения боли в пояснице; для тех, кто много работает за компьютером и страдает от туннельного синдрома запястья; или от напряжения, связанного с беременностью. Участники лежат или сидят в зале на ковриках на полу и следуют указаниям ведущего; при этом они совершают движения и исследуют их так, чтобы снова пробудить мозг и освободить мышцы, суставы и вернуть им подвижность.

Упражнения для самостоятельной работы, которым обучаются клиенты в конце сеанса, становятся для них 5-минутной ежедневной программой для поддержания соматического здоровья на всю оставшуюся жизнь, участники групповых занятий могут использовать упражнения для достижения той же цели. В процессе выполнения соматических упражнений можно ощутить их пользу и понять возможность ежедневного применения соматики. Например, упражнения на гибкость, которые помогают достигать и поддерживать подвижность тела, можно использовать перед спортивными тренировками вместо более традиционных форм растяжки, которые, согласно проведенным исследованиям, могут вызывать повреждения суставов и мягких тканей и фактически повышают риск получения травмы.

Заключение: становимся умнее

Сенсомоторная амнезия является мощным и глубоким синдромом, который обусловлен нашими основными механизмами поведения и действия. Она является результатом наших великих эволюционных преимуществ — способности к обучению и адаптации. В связи с отсутствием знаний об СМА и способах ее устранения она стала одной из самых распространенных проблем современной жизни для людей любого возраста. Без клинической соматики СМА представляется нашествием неизбежных и необратимых проблем — агрессивная среда спорта, несчастные случаи, износ в результате рабочих нагрузок, трагедия неизлечимых и не поддающимся реабилитации травм, угасание и увядание с возрастом. Клиническая соматика наглядно демонстрирует, что все это на самом деле является лишь временным забыванием того, что значит быть молодым, что значит ощущать свободу и комфорт движения, и мы можем вновь научиться этому, как если бы мы вдруг волшебным образом снова открыли для себя свое тело, которое раньше всегда было нашим лучшим другом.

*       *        *

 

Приложение А.

Клиническая соматика и медицина

Клиническая соматика обеспечивает освобождение от боли там, где медицинское вмешательство не может помочь. Мозг должен обучиться осознанному движению через движение, а не с помощью лекарств или хирургии. На самом деле медицинское вмешательство может замаскировать серьезную проблему, которую можно легко убрать с помощью сенсомоторного обучения, и отключить те самые сенсорные пути, которые тело использует, чтобы избавиться от СМА. Хирургическое вмешательство при решении проблем сенсомоторной амнезии может отрезать или изменить «аппаратное обеспечение» тела, но оно не изменит сигналы «программного обеспечения», которые посылает мозг, так что во многих случаях боль, напряжение и ограничения движения сохраняются и после операции. Например, операции на позвоночнике достигают успеха только в 50 % случаев. Другой пример — операции для решения проблем с тазобедренными суставами или коленями, страдающими из-за СМА, после которых через несколько лет возникают такие же или даже более серьезные проблемы. Еще более неприятный результат ненужного хирургического вмешательства для избавления от СМА состоит в том, что сама травма от операции может усилить СМА или привести к ее возникновению в других частях тела.

Если клиент, допустим, страдает от проблемы питания, то никакая соматика не устранит первопричину (и, скорее всего, не приведет к улучшению состояния). Даже напряжение в мышцах, которое вызвано неправильным питанием, скорее всего, не может быть устранено при помощи соматики — даже если клиент получит некоторое временное облегчение от этих симптоматических мышечных спазмов. И наоборот, если клиент страдает от хронической боли, мышечного напряжения или проблем с дыханием, головными болями, усталостью и т. д. и эти болезненные состояния вызваны СМА и возникающими от нее напряжениями, то нужно провести переобучение сенсомоторной зоны мозга клиента так, чтобы он стал чувствовать эти мышцы и сознательно управлять их движениями. Никакие курсы традиционной или альтернативной медицины не позволят ему добиться такого изменения — единственным лекарством для него будет соматическое обучение.

В случаях, когда причина проблемы клиента выглядит как медицинская по своей природе, СМА может оказаться на удивление важным фактором в возникновении этой проблемы, а клиническая соматика будет ценной (или даже неотъемлемой) частью лечения. Далее приводятся некоторые примеры, которые это иллюстрируют.

Воздействие функции на структуру (СМА)

Считается, что многие симптомы заболеваний опорно-двигательного аппарата имеют структурную природу, потому что на рентгеновских снимках видны такие болезненные состояния, как костные шпоры, грыжи дисков, дегенерация суставной ткани и другие структурные изменения. Однако, несмотря на такую корреляцию, результаты исследований не всегда подтверждают (а в некоторых случаях и опровергают) то, что эти структурные деформации являются причинными факторами заболеваний. Клинический опыт в соматике показывает, что многие заболевания опорно-двигательного аппарата, связанные со структурными изменениями, отступают или полностью проходят только при соматическом вмешательстве. Гипотезой и рабочим предположением в области клинической соматики является то, что во многих случаях изменения в костях, дисках и других частях тела могут вызываться давлением и искривлением вследствие СМА и что такие же внутренние адаптационные механизмы, которые реагируют на функциональные искажения, могут резорбировать или же устранить эти изменения, когда в процессе соматической работы функционирование нормализуется.

Предполагаемое структурное повреждение,
которое на самом деле может быть функциональным (СМА)

Существуют медицинские заболевания, симптомы которых могут включать влияние СМА. Например, предполагается, что пациенты с инсультом, которые не могут двигать, например рукой, страдают от простого повреждения нервных путей. Существуют примеры, когда инсульт мог вызывать повреждения или ограничение некоторых движений, но оказалось, что многие движения становятся невозможными в результате застывания мышц вследствие парализующих сокращений сильной СМА, возникающей вследствие травмы или инсульта. Другой пример медицинского заболевания с соматическими симптомами — это пациент после ожога, который прожил 45 лет с диагнозом, что причиной ограничения движения в его запястье до 5 градусов было повреждение нерва. После 5 минут движений клинической соматики, которые показали его мозгу, как можно освободиться от проблемы, которая оказалась СМА после ожоговой травмы, пациент вернул себе полный диапазон движения — и это после 45 лет предположительно стойкого, неизлечимого повреждения!

Косвенные и общие результаты СМА

Кроме того, существуют другие заболевания, при которых наступают косвенные улучшения после избавления от хронического мышечного напряжения и пониженного сенсомоторного контроля. Например, имеются некоторые указания на то, что высокое кровяное давление может вызываться напряжением в мышцах груди, живота и шеи вследствие СМА, которая ограничивает дыхание.* У некоторых пациентов прошли симптомы астмы после устранения СМА в мышцах, относящихся к рефлексу «красного света» в области груди, шеи и живота. Похожие результаты наблюдались при импотенции, расстройствах пищеварения и частом мочеиспускании. [* Более детально эта тема изложена в книге Томаса Ханны «Соматика: возрождение контроля ума над движением, гибкостью и здоровьем», с. 91-95.]

Как мы уже говорили, соматика работает только с СМА. Она помогает при таком большом разнообразии всевозможных расстройств потому, что СМА является первопричиной самых разных симптомов и болезненных состояний. Однако соматика имеет и другое применение, поскольку многие диагностируемые заболевания, которые, как кажется, вызываются не СМА — например, те, где причиной считается воспаление, такие как артрит или головные боли, часто проходят, когда в проблемных зонах снимается мышечное напряжение при избавлении от СМА.

Многие альтернативные и традиционные медицинские подходы удивительным образом вообще не касаются мышц и не рассматривают их. Несмотря на то, что мышцы являются основным двигателем всего нашего тела (и всего, что находится внутри него) и единственным «прямым проводником» к части нервной системы, отвечающей за произвольные движения, — самой большой и самой мощной системе обучения в теле и основному его руководителю — они часто рассматриваются только как место проявления побочных эффектов повреждений в других системах. Во всех обсуждениях разных способов, которыми пациенты должны поддерживать свое здоровье (как в альтернативных, так и в современных традиционных методах и подходах), практически не уделяется внимания как раз той системе, над которой люди имеют самый мощный прямой сознательный контроль.

В центре внимания многих альтернативных и традиционных медицинских подходов находятся автономные и структурные системы, такие как иммунная реакция, гормоны, питание, стресс, а также силовые и аэробные нагрузки. Многие заболевания рассматриваются как автоматическая иммунная реакция тела в виде воспаления, гормональных нарушений и т. д. Однако в соматике мы видим, как многие из этих воспалительных заболеваний проходят (как если бы они были побочными реакциями, симптомами, но не причиной), когда мышечное напряжение вокруг них устраняется в процессе клинической соматической работы.

*       *        *

 

Приложение Б.

Клиническая соматика и другие виды двигательной терапии

Многие виды двигательной терапии (включая физическую терапию, ортопедические упражнения, разные виды реабилитационной терапии и альтернативные методы работы с телом) пытаются исправить телесный дисбаланс и функциональные нарушения, тренируя силу. Однако (как уже говорилось в основном тексте статьи и в предыдущем приложении о клинической соматике и медицине), СМА часто является истинной причиной нарушения баланса и заболеваний опорно-двигательного аппарата, а также причиной слабости, боли и воспаления в суставах и тканях. В случаях, где СМА является причиной или просто присутствует, соматическое обучение является не только единственным средством для избавления от СМА, но оно может быть также единственным способом устранения симптомов или даже самих заболеваний. Другие виды терапии могут оказывать только временно облегчающий эффект; при наличии СМА некоторые виды лечения могут даже нанести вред или усилить СМА.

Далее, как указывается в следующем приложении о связи клинической соматики и спорта, СМА часто является значительным фактором в ослаблении отдельной мышцы или группы мышц. Для истинного исправления мышечной слабости может быть необходимым устранение СМА независимо от проведения силовых тренировок.

Традиционные виды терапии и массажа хорошо сочетаются с клинической соматикой. Например, лечебный массаж становится намного более эффективным, когда устраняется мышечное напряжение и его глубинная причина. Разные виды спа-массажа становятся более приятными как для клиента, так и для массажиста после того, как клиент пройдет сеансы клинической соматики. При применении процедур клинической соматики также намного легче и успешнее проходит мануальная коррекция и общая мануальная терапия.

Клиническая соматика может быть бесценной для тех, кто занимается танцами и пилатесом, так как их клиенты стремятся избегать повреждений и хотят ускорить свой прогресс за счет гибкости, которую дает клиническая соматика. Кроме того, когда эти виды телесной практики используются как терапия для лечения нарушений опорно-двигательного аппарата, перед ними стоят те же самые задачи клинической соматики, только они называются терминами физической терапии.

Клиническая соматика является идеальным дополнением к тому, что многие ищут в дисциплинах, которые объединяют разум и тело, таких как медитация или релаксация, или двигательные и телесные практики. Стремление к единению тела и разума может быть полезным, однако у некоторых людей оно может вызвать разочарование. Те симптомы и ограничения, из-за которых люди приходят в йогу, могут на самом деле представлять собой СМА, от которой йога вряд ли поможет избавиться. Другие энтузиасты йоги, как начинающие, так и продвинутые ученики, могут биться над некоторыми позами или диапазоном движения в течение долгих лет; многие из этих трудностей вызваны СМА. Если мышцы напряжены, йога становится очень трудной и болезненной, и при этом могут возникать повреждения. Соматика позволяет увеличить гибкость суставов и длину мышц без растяжек, она повышает кинестетическую осознанность и координацию, позы становятся более легкими для выполнения и приносят больше удовольствия, и ученики получают возможность достигать своих целей. Вместо того чтобы испытывать разочарование и получать травмы, пытаясь принять позы, которым мешает имеющаяся в теле СМА, ученики теперь могут наслаждаться тем расслаблением и хорошей физической формой, которые предлагает йога. Такие же преимущества получают мастера боевых искусств.

Похожие ситуации возникают и в таких практиках, как медитация. Некоторые люди начинают медитировать, чтобы разобраться с болью, которая может быть вызвана СМА. Медитация является ценной практикой, однако она может только углубиться при избавлении от дистресса, который на самом деле вызван СМА. Другие энтузиасты медитации будут бороться с болью — проблемами в тазобедренных суставах или в спине, с поверхностным дыханием и т. д., которые не дают им развиваться в своей практике медитации. Вместо того чтобы напрягаться для решения своих проблем при помощи медитации, соматика может их полностью устранить, позволив человеку, занимающемуся медитацией (так же, как и разочарованному йогу), достичь более высоких и глубоких уровней практики.

В дополнение к тому, чтобы облегчать работу многих инструкторов по двигательной терапии, клиническая соматика предлагает им возможность не просто справляться с некоторыми видами хронической боли и скелетно-мышечных нарушений, но также дает им возможность полностью их устранять.

*       *        *

 

Приложение В.

Клиническая соматика и занятия спортом

Как говорилось ранее в описании соматических упражнений, преимущества соматики в плане повышения гибкости могут заменить собой общепринятые подходы к растяжке (и убрать риски и непродуктивность, связанные с растяжкой). Спортсмены разных уровней могут использовать практику соматических упражнений, чтобы более безопасно и более эффективно удлинять и расслаблять свои мышцы, фасции и суставы. Спортсмен после травмы (будь то любитель спорта по выходным дням или подготовленный профессионал) может пройти курс клинической соматики, чтобы освободить проблемную зону (возможно, вместо использования бандажей и обезболивающих препаратов, которые временно ослабляют, но не решают проблему), и затем продолжать делать соматические упражнения там, где они раньше делали растяжки, чтобы повысить гибкость и избежать повторения старых травм, а также возникновения новых травм (которые могут вызываться недостаточной гибкостью или даже обычными техниками растяжки). Вот почему, например, преподаватель соматики, которая также являлась персональным тренером, добилась самого низкого уровня травматизма в своем округе, когда заменила для своих бодибилдеров привычную растяжку соматическими упражнениями.

Соматика возвращает людей к активной жизни* и помогает им поддерживать гибкость, но она воздействует намного глубже, чем простое развитие гибкости или реабилитация, как думают многие спортсмены. Соматика является незаменимым инструментом для тех, кто хочет добиться максимальной эффективности движений. В качестве рабочей машины тело является сложной и высоко развитой комбинацией рычагов, соединений и динамических структур. На этом основано движение любого рода, но лучше всего можно проверить или доказать это именно на примере спортивных результатов. Сложный процесс обучения координации и паттернам движения — медленным и быстрым, большим и мелким — в высшей степени подвержен воздействию ненужных и даже мешающих мышечных сокращений. Если основной задачей является восхождение по склону горы, то никто не будет делать это с булыжником на спине. Противодействие веса камня при трудном восхождении приведет к полному снижению результативности спортивного восхождения. Общий результат будет состоять в том, что мощь, сила, скорость и энергия тела, которые необходимы для восхождения на гору, будут затрачиваться на вес камня, который будет тянуть тело назад. То же самое происходит всегда при выполнении двигательных задач, когда человек хочет двигаться, скажем, на запад, но противодействующие мышцы (которые называются мышцами-антагонистами) тянут тело или его часть на восток. Возникает вопрос: почему же тело это делает? Если я хочу двигаться вперед, то почему в моем теле есть мышцы, которые тянут меня назад? [* С одной стороны, преподаватели соматического обучения беспокоятся, когда человек делает много упражнений на растяжку и плановые тренировки без выполнения хотя бы некоторых базовых упражнений соматики, которые восстанавливают связь тела с мозгом. С другой стороны, соматические упражнения выполняются для того, чтобы вернуть спортсмена на площадку, а любителя — обратно к его любимому виду спорта, способность к занятиям которым он утратил.]

Ответ простой, если вы знаете о том, что клиническая соматика работает с СМА и помните о ее роли в работе сознательных и автоматических центров мозга при обучении двигательным навыкам. Конечно же, не забывайте, что в первую очередь именно способность к автоматизации движений позволяет спортсменам достигать результатов (никто не может каждый раз в достаточной степени сознательно координировать каждый аспект движения). Помните, однако, также, что когда мышечное сокращение становится достаточно автоматическим, то мы называем его СМА, ведь оно вовсе не является сознательным/произвольным, что сознательная/произвольная часть мозга его больше не осознает и не контролирует его сознательно. Итак, эта сознательная/произвольная часть мозга принимает решение бежать вперед и сознательно инициирует сокращение необходимых групп мышц, но она не убирает сокращение противодействующих мышц; и если противодействующие мышцы находятся в состоянии сокращения из-за СМА, то сознательный мозг не знает о том, что они сокращены, и даже если бы он об этом узнал, он не будет знать, как их расслабить.

Такое противодействие сил, вызванное СМА, происходит часто у многих людей. Оно нас замедляет, заставляет нас уставать быстрее обычного и снижает наш общий запас сил, скорости и энергии, необходимой для выполнения задачи. Даже простое хождение включает сложную координацию мышц: для совершения шага мышцы передней части тела с одной стороны сокращаются, а мышцы с другой стороны расслабляются, чтобы для следующего шага элегантно поменяться сторонами. То же самое происходит при беге. Если СМА удерживает некоторые из мышц передней либо задней стороны тела в напряжении, то они будут постоянно зажатыми (по крайней мере, до некоторой степени); СМА не выдает специальных пропусков на дни больших соревнований. Эти зажатые антагонисты будут противодействовать продвижению вперед ходока или бегуна в любой момент движения, когда они включаются. Спортсмены, которые тренируются без соматической подготовки, не защищены от этого. Упражнения на развитие силы и координации, которые они выполняют, обычно не помогают им обнаружить СМА или избавиться от нее. Вместо этого обычно происходит то, что спортсмены развивают большую силу (а также улучшают эффективность тех движений, в которых у них нет СМА, путем освоения наилучшего из возможных стилей бега или метания), и при этом получается, что «направленные на запад» мышцы становятся более сильными, чем мышцы среднего человека, для борьбы с мышцами-антагонистами, «направленными на восток». В конце концов это становится рецептом износа костей и суставов, поскольку структура, которую так несправедливо часто укоряют за травмы, наконец не выдерживает после героического сопротивления этому перетягиванию противоположных и неблагоприятных усилий. Особенно часто это бывает при развитии большой силы у многих профессиональных атлетов; и эта сила создает чисто механические напряжения, которые не только вызывают износ в долгосрочной перспективе, но также создают риск серьезных повреждений в суставах и костях на протяжении всей их спортивной карьеры.

Спортсмен-любитель, который бегает по утрам, преодолевая СМА, может увидеть значительный рост силы при устранении, скажем, 35 % потери усилий, вызванной СМА. Это может произойти при использовании соматики для освобождения от СМА, без необходимости стремиться к более высокому уровню силы и без аэробных упражнений. Польза для него может быть больше, чем та, которую получает профессиональный спортсмен, который вместо этого просто использует обычный подход для накопления большей силы. Профессиональный спортсмен имеет такие же возможности для легкого и иногда поразительного роста мастерства. Это показывает, что результат зависит не только от большего объема или силы мышц, но также и от того, насколько эти мышцы свободны от СМА, чтобы каждая из них могла работать с максимальной отдачей и чтобы при этом в сочетании друг с другом мышцы достигали наиболее эффективной координации.

Помните, что такое соотношение работает для любого движения. При замахе в гольфе задействуются определенные мышцы, которые сокращаются в определенных фазах замаха, тогда как другие мышцы должны быть расслаблены и максимально удлинены. Это также относится к броску мяча, к замаху битой или к повороту корпуса в любом виде спорта. Именно поэтому у игроков в гольф повышается сила и улучшается техника замаха от клинической соматической работы с бедрами, талией, животом, грудной клеткой и плечами (в разных сочетаниях, в зависимости от того, где есть СМА у каждого отдельного игрока), и вот почему такую же пользу получают самые разные спортсмены и танцоры. Польза для достижения эффективности движений от применения соматики может привести к таким улучшениям, которые невозможно получить никаким другим способом. Например, одна бегунья, выступавшая от университета, получила травму и не могла выступать за свою команду в течение двух сезонов. Она прошла курс сеансов клинической соматики и вернулась в команду. Журналисты, которые о ней писали, сообщили, что она стала выступать даже лучше, чем до травмы.

Нестабильность и гипермобильность суставов являются обычными проблемами, связанными со спортом и ортопедией. Здесь скрытой причиной также может быть СМА. Некоторые общепринятые подходы к решению проблем стабильности суставов состоят в инъекциях воспалительных реагентов в сустав, чтобы ограничить его движение*, либо в усилении или хроническом сокращении мышц вокруг сустава, чтобы дать суставу стабилизирующий мышечный тонус или напряжение, которые, как считается, ему необходимы. В клинической соматике было обнаружено, что если в некоторых мышцах вокруг сустава присутствует СМА, то несбалансированное напряжение из-за СМА в некоторых мышцах и расслабление других мышц (тонус которых понижен по причине реципрокного торможения) могут хронически вытягивать сустав из его нормального здорового положения, причем даже в состоянии покоя. Вместо того чтобы пытаться напрячь или зажать мышцы клиента еще больше, клиническая соматика работает с тем, чтобы освободить от напряжения все мышцы вокруг сустава, сделать их симметричными и сбалансированными по длине и диапазону движения и перевести под сознательный контроль клиента. Тогда сустав сможет стабилизироваться и будет работать в любом положении и диапазоне движения. [* Такое содействие воспалению (в случаях гипермобильности) является противоположным общепринятому подходу, который используется, когда СМА ограничивает мобильность (диапазон движения) в суставах или мышцах. В случаях ограничения диапазона движения некоторые врачи делают местные инъекции противовоспалительных средств, чтобы снять воспаление, которое, по их мнению, является причиной проблемы.]

Многим клиентам их тренеры, физиотерапевты, ортопеды, массажисты и специалисты в области алгиатрии [отдельное направление в медицине, призванное помогать пациентам с хроническим болевым синдромом — Прим. пер.] говорят, что их колено окончательно износилось или что их спина вышла из строя быстрее, чем у их коллег. Они должны перестать бегать, чтобы предотвратить разрушение коленей, или перестать играть в футбол, чтобы избежать боли и ухудшения состояния спины или плеча, из-за чего им будет нужна операция. Имеется множество традиционных и альтернативных подходов, в которых используется подобное избегание нагрузок с целью предупреждения предположительно неизбежного разрушения. Много раз в клинической соматике, когда мы восстанавливали естественную способность коленей поглощать ударную нагрузку путем устранения напряжения, вызванного СМА, из-за которого колени были блокированы, или когда мы убирали зажатость плеч и спины, которая ранее усугублялась после каждого футбольного матча, клиенты могли вернуться к занятиям своим любимым видом спорта. Либо они могли начать воплощение своей мечты, например ходить в походы, бегать, танцевать, медитировать или заниматься йогой, когда вместо долгой борьбы с тем, что казалось неизлечимым напряжением, слабостью или нестабильностью суставов или же болью, они получали свободу, и для них открывались новые возможности благодаря клиническому соматическому обучению.