Самопомощь для телесных терапевтов

Данная статья — это выдержка из колонки «Задай вопрос преподавателям» журнала Structural Integration, 2009; Vol.37, No. 3, p.2-3 (журнал посвященный рольфингу)

 

Вопрос:

Я практикую рольфинг (структурную интеграцию) уже в течение нескольких лет, и я бы хотел попросить дать мне советы, касающиеся моего собственного здоровья. У меня возникли такие проблемы: небольшие боли в предплечьях и кистях, которые иногда усиливаются; принятие на себя энергии клиента во время сессий и ощущение опустошенности в конце длинного рабочего дня. Буду признателен за любые советы, проливающие свет на проблемы заботы о своем здоровье

 

Ответ (Роберт Шляйп, преподаватель рольфинга, фельденкрайз-практик):

Об «энергетических» аспектах

Должен признаться, что я не считаю убедительной идею о том, что один человек может получить от другого человека некоторое количество негативной энергии (при этом тот, кто отдал эту энергию, будет ощущать облегчение, а тот, кто ее получил, будет ощущать тяжесть). Особенно в свете современных научных открытий о функции зеркальных нейронов и их роли в эмпатии «аналогия о передаче энергии» мне кажется неуместной. Как и многие другие терапевты, у меня обычно очень активны зеркальные нейроны, когда я нахожусь рядом с другим человеком. Например, когда я смотрю фильм с Джеймсом Бондом, скелетные мышцы моего торса часто дрожат от возбуждения до такой степени, что мне приходится подавлять эту реакцию или скрывать ее от соседа. Похожие, но менее драматические процессы эмпатии происходят со мной во время сессий: мое дыхание, моя жизненная сила и эмоциональное состояние меняются рядом с каждым из клиентов. И физиологические изменения в моем теле могут быть такими же значительными, как будто я впервые смотрю фильм ужасов, затем очень смешную комедию и наконец душераздирающую историческую любовную драму. То, что происходит с моим телом, не сопоставимо с «энергией» на экране, находящемся передо мной. И чувства в моем теле при виде Джеймса Бонда, свисающего с скалы, скорее всего, отличаются от того, что испытывает реальный актер (который мог стоять на деревянном помосте в киностудии Голливуда и притворяться, что висит на невероятной высоте над глубоким каньоном).

Меня весьма вдохновило прочтение книги Сандры и Мэтью Блейксли The Body has a Mind of its Own («У тела есть собственный разум»). Она помогла мне понять, что моя неомлекопитающая кора активно пытается угадать, какое функциональное и эмоциональное качество несет для этого человека воспринимаемая со стороны поза или движение (и пытается заполнить пробелы, чтобы получить «конгруэнтную картину»). И затем мой мозг пытается активно предугадать, как бы себя чувствовал я, если бы я оказался в шкуре этого человека с моей собственной историей тела и жизни. Я уверен, что мои внутренние реакции в ответ на проявления клиента часто определяются искаженными проекциями и интерпретациями, похожими на их функцию в кинотеатре. И все же они также могут дать очень ценную информацию для того, что великий невролог Антонио Дамасио называет соматическими маркерами в моей собственной сенсорной системе подсказок, чтобы сделать мою интуицию более тонкой.

Ознакомление с результатами некоторых последних исследований по эмпатии и зеркальным нейронам убедило меня в том, что степень и направление соматической эмпатии может заметным образом формироваться за счет продуманных обстоятельств и обусловливания (выработки условных реакций). В соответствующих обстоятельствах большинство людей можно убедить в наличии «ощущений вне тела» или научить восприятию членов тела другого (см. например Петкова В.И. и др. Если бы я был тобой — иллюзия восприятия обмена телами. — PLoS One 3:12, 2008). Эта удивительная информация заставила меня провести более творческие эксперименты с моими собственными зеркальными нейронами во время сессий. Благодаря этому за два года возникло то, что я теперь называю техникой CAKE: Constructive Anticipatory Kinesthetic Empathy (Конструктивная ожидаемая кинестетическая эмпатия). Если сказать коротко, то вместо того чтобы эмоционально сливаться со своими клиентами или «держать дистанцию», я теперь фокусирую внимание на ощущении себя и на кинестетической эмпатии. Перед тем как прикасаться к клиенту в определенном месте, я задаю себе вопрос: «Где находится такое же место в моем теле? Как я могу усилить свое присутствие в этом месте? И могу ли я заранее ощутить кинестетически в собственном теле особое состояние релиза (или тепла, отпускания напряжения, жизненности, постуральной интеграции, соединенности, благополучия и т. д.), которые я надеюсь вызвать у моего клиента в этой области?

Например, поскольку я страдаю легкой степенью дислексии, мне поначалу требовалось 1-2 секунды, чтобы определить, где находится «мое левое колено», перед тем как прикасаться к левому колену моего клиента. Но теперь мне на это нужно меньше секунды и затем еще 1-3 секунды на то, чтобы внутренне «соединиться» с этой областью и вызвать позитивные ожидаемые кинестетические ощущения. «Побочные эффекты» оказались очень благоприятными для моей осанки и общего состояния здоровья. Если у меня в течение дня проходит много сессий, направленных на работу с ногами, то в конце дня мои ноги и стопы становятся «очень счастливыми». То же самое происходит с плечами, поясницей, шеей — с любой частью тела. Я также думаю, что это помогает зеркальным нейронам моих клиентов произвести некоторые благоприятные изменения в тканях и в теле, которые они бессознательно воспринимают из моего тела в процессе нашей физической коммуникации.

Я решил записать свои впечатления для этой колонки в журнале после яркого сообщения коллеги-рольфера о ее опыте работы с техникой CAKE. Обучившись этому методу на семинаре несколько месяцев тому назад, она сообщила, что теперь в конце рабочего дня она чувствует себя наполненной энергией и здоровой. И кроме этого, теперь у нее впервые появилось много клиентов и ее рабочий день полностью загружен; она убеждена, что это результат того, что ее клиенты стали по-другому воспринимать ее саму и ее прикосновения во время сессий. Разумеется, я очень рад это слышать, потому что практика техники CAKE также представляет большую ценность для моей собственной практики рольфинга.

О физических аспектах

В первые годы моей работы рольфером я не занимался систематическим поддержанием своего тела в такой форме, которая позволяла бы проводить много сессий рольфинга. Но мое отношение изменилось, когда я просмотрел литературу по ремоделированию соединительной ткани. Я узнал, что период полураспада коллагена составляет 12 месяцев, поэтому за период от 6 до 36 месяцев можно легко создать сильное и эластичное фасциальное тело при условии регулярной стимуляции фасциальных фибробластов. Ключ в том, чтобы постепенно повышать нагрузку, очень небольшими дозами и давать необходимый отдых между такими повышениями. Хороший пример — это те, кто занимается боевыми искусствами; эти люди вырабатывают удивительную силу в фасциях обычно за счет того, что тренируют и нагружают свои фасции 2-3 раза в неделю на протяжении многих месяцев и лет.

Поскольку пальцы были самой слабой частью моего тела во время трудных сессий рольфинга, я начал делать отжимания на кончиках пальцев. Сначала я перемещал на них только небольшую часть веса моего тела, а затем каждые несколько месяцев я увеличивал вес. То же самое с подтягиваниями в дверном проеме — я начинал с небольшой части веса тела. Поскольку тактильная чувствительность снижается в течение нескольких минут после этих упражнений, я обычно их делаю по одной минуте в конце рабочего дня, но всего 2 раза в неделю.

Такой же философский подход я применил и к составлению расписания моих сессий: я обнаружил, что для моего тела лучше работать дольше в течение дня, и между такими днями планировать один или два легких (когда вообще нет сессий или когда проходит очень мало сессий). Я помню, как у меня возникала болезненная реакция в теле после беспорядочного увеличения максимального числа рабочих сессий от месяца к месяцу. Следуя философии боевых искусств в плане постепенного увеличения нагрузки, я стал планировать сессии более систематически, добавляя только по одной сессии к моему ежедневному максимуму в течение каждых двух лет. Сейчас, после более 30 лет проведения сессий рольфинга, я принимаю клиентов только два дня в неделю, но в эти дни я провожу по 10 сессий продолжительностью в один час, и между этими днями даю себе день отдыха, а также у меня 4 выходных дня каждую неделю. И эти дни остаются у меня для исследовательской работы в лаборатории фасций, где я использую свое тело совсем по-другому, чем в дни сессий. Я убежден, что если бы продолжал беспорядочно относиться к моим сессиям, мои руки приобрели бы симптомы износа и у меня иногда возникали бы приступы желания прекратить заниматься рольфингом вообще. Фасции — это не автомобильные покрышки, которые со временем изнашиваются. Это удивительно чуткая биологическая ткань — в зависимости от того, как мы ее нагружаем, мы можем изнашивать ее или же строить ее. Осознание этого факта мне очень помогло.