Что такое соматика?

Эта статья впервые опубликована в журнале SOMATICS: Magazine-Journal of the Bodily Arts and Sciences, Volume V, No. 4, Spring-Summer 1986.

HannaSmile

Томас Ханна (1928-1990) написал несколько книг и создал журнал, что стало основными факторами для создания среды взаимопонимания и общения между многими школами интегральной телесности (embodiment). Будучи одновременно и философом, и специалистом по методу Фельденкрайза, он в итоге создал свою собственную методику на основе этих знаний. У него была необычная точка зрения, с позиции которой он видел не только практическую целительскую значимость этих работ, но также их глубокое влияние на понимание реальности. Это первая часть из длинной серии очерков об интегральной телесности, которая является поворотным моментом в выражении единства, казалось бы, разных школ.
– Дон Хенлон Джонсон, введение к статье в сборнике Bone, Breath & Gesture: Practices of Embodiment (1995)

1. Различие между понятиями «сома» и «тело»

Соматика – область знаний, которая занимается изучением сомы, а именно – тела с позиции его восприятия изнутри (от первого лица). Когда человека наблюдают со стороны, т. е. с позиции третьего лица, то воспринимается феномен человеческого тела. Но когда тот же человек наблюдает себя с позиции от первого лица, через собственную систему проприоцептивных чувств, то несомненно воспринимается иной феномен: человеческая сома.

Два различных подхода к наблюдению за человеком присущи самой природе человеческого восприятия, которое в равной степени способно как к внешнему сознаванию, так и к внутреннему самосознаванию. Сома, будучи воспринимаемой изнутри, категорически отличается от тела не потому, что изменился сам предмет наблюдения, а потому, что отличается способ наблюдения за ним. Это непосредственная проприоцепция – сенсорная модальность, которая становится источником уникальной информации.

Крайне важно признать, что один и тот же индивидуум совершенно отличается, когда воспринимается с позиции от первого лица, нежели когда воспринимается с позиции от третьего лица. Получаемая сенсорная информация совершенно другая, как и вытекающие из нее результаты наблюдений.

Категорическое различие между этими двумя точками зрения определяет базовые правила для изучения человека как биологического вида. Неспособность признать принципиальные различия между наблюдением изнутри и со стороны ведет к фундаментальным заблуждениям в области физиологии, психологии и медицины.

Физиология, например, становится в позицию стороннего наблюдателя за человеком и видит тело. Это тело является объективной сущностью, которую можно наблюдать, анализировать, измерять, как и любой другой объект. К этому телу применяются универсальные законы физики и химии, поскольку это тело как объект наблюдения явно демонстрирует соответствие универсальным принципам физики и химии.

Однако с позиции от первого лица наблюдаются совсем другие данные. Проприоцептивные центры сообщаются друг с другом, постоянно передавая в обратном направлении широкий спектр соматической информации, которая немедленно регистрируется самим «внутренним наблюдателем» в едином и непрерывном процессе. Соматические данные не нужно вначале преобразовывать и интерпретировать при помощи набора универсальных законов, чтобы они стали фактическими. Наблюдение сомы от первого лица сразу же является фактическим. В то же время, восприятие с позиции стороннего наблюдателя может стать фактическим только путем преобразования посредством ряда принципов.

Необходимо понять, что это различие в данных не является различием в действительной точности или во внутренней ценности. Различие состоит в том, что два отдельных способа познания не могут подменять друг друга. Ни один из способов не является менее фактическим или менее значимым по отношению к другому: они равноправны.

Психология, например, принимает позицию наблюдения за человеком со стороны и видит «поведение тела». Это телесное поведение является набором объективных данных, которые доступны для наблюдения, анализа и измерения, как и любые другие поведенческие данные. Универсальные законы причины и следствия, стимула и реакции, а также адаптации применяются в отношении поведения тела, потому что в качестве объекта наблюдения оно в полной мере демонстрирует эти поведенческие принципы.

Но если вести наблюдение с позиции от первого лица, то будут восприниматься совсем другие данные. Проприоцептивные центры сообщаются друг с другом и немедленно передают в обратном направлении фактическую информацию о процессе в постоянно действующей, цельной соме с импульсом из ее (сомы) прошлого вместе с намерениями и ожиданиями ее будущего. Эти данные уже приведены к единообразию; они не нуждаются в анализе, интерпретации и в последующем приведении к единому фактическому утверждению.

Медицина, к примеру, занимает позицию стороннего наблюдателя за человеком и видит пациента (т. е. клиническое тело) с разнообразными симптомами, которые после наблюдения, анализа и интерпретации в соответствии с универсальными клиническими принципами могут быть диагностированы, подвергнуты лечению и по которым может быть составлен прогноз.

Но с позиции внутреннего наблюдателя регистрируются совсем иные данные. Проприоцептивные центры сообщаются и немедленно передают в обратном направлении фактическую информацию о непрерывном и унифицированном прошлом сомы и её ожиданиях касательно будущего. Соматическая оценка того, каким образом это прошлое связано с плохим состоянием здоровья, и как будущее может восстановить (или не восстановить) здоровье, важна для полной клинической картины. Пренебрежение точкой зрения от первого лица является пренебрежением соматическим фактором, который играет немаловажную роль в медицине (эффект плацебо и эффект ноцебо).

Таким образом, человеческое существо в корне отличается от минерала или химического раствора тем, что может являться объектом для наблюдения с двух не сводимых друг к другу позиций. Посредством взгляда от третьего лица можно наблюдать лишь человеческое тело. Посредством взгляда от первого лица можно наблюдать лишь свою собственную человеческую сому. Тело и сома равноправны по своей реалистичности и ценности, но как наблюдаемые явления они существенно отличаются в своих проявлениях.

Тогда соматику можно определить как сферу исследования, которая изучает соматические явления, т. е. человеческое существо, как оно ощущает себя изнутри.

Отступление: каким образом это разделение влияет на науку

Наука базируется на методической дисциплине и в равной степени опирается как на экспериментальные данные, так и на теорию. Если существенно важные данные игнорируются сознательно или по недосмотру, то это ставит под сомнение достоверность полученных результатов или предположений.

Два разных способа изучения одного и того же субъекта позволяют получить разные данные, но это не влияет на точность физических наук, которые изучают неживые объекты, не обладающие проприоцептивным сознаванием, которым, в свою очередь, обладает сам ученый. Но этот факт непосредственно влияет на ученых, имеющих дело с объектами, способными к сознательному наблюдению за собой в той же мере, что и ученые, занятые исследованием этих объектов.

Науки, занимающиеся изучением живых объектов вообще, и такие науки, как физиология, психология и медицина в частности, страдают от недостатка надежных оснований касательно того, что они оценивают как установленный факт, и от недостатка обоснованной теории в той мере, в которой они игнорируют, намеренно или непреднамеренно, данные, полученные «от первого лица». Стремление избегать «феноменологических» или «субъективных» показаний не является научным. Отбрасывать эти данные как ненаучные или не относящиеся к сути дела – безответственно.

2. Сома обладает как саморегуляцией так и самовосприятием

Когда вы как ученый смотрите на объект, который, в отличие от камня, тоже смотрит на вас, то нелегко делать вид, что этот объект является просто более сложно организованным камнем. Если продолжать на этом настаивать, то невозможно будет делать никакие обоснованные научные заключения и такие заключения не найдут никакого реального применения, разве что только по отношению к более сложно организованному камню.

Таким образом, первый шаг к пониманию соматики состоит в признании (и постоянном напоминании себе) того, что сомы — это не тела и что объективные научные истины, относящиеся к телу, тем самым не применимы к соме. Смешивая эти понятия, мы совершаем то, что в логике называется категориальной ошибкой.

Второй шаг в область соматики также весьма важен: это признание того факта, что самосознавание — это лишь первое из ряда отличительных свойств человеческой сомы. Человек — это не просто сознающая себя сома, пассивно наблюдающая за собой (а также за своим ученым наблюдателем). При этом она также воздействует на саму себя, т. е. она всегда вовлечена в процесс саморегуляции.

Когда мы играем роль ученого и наблюдаем за камнем, для камня ничего не меняется (кроме, как напоминает нам Гейзенберг, незначительных изменений, вызванных теплом нашего тела, нашей тенью и т. д.). Но сома, подвергающаяся наблюдению, не только сознает себя посредством самосозерцания, но и одновременно находится в процессе изменения на глазах у наблюдателя.

Фундаментальное открытие психофизиологии состоит в том, что люди воспринимают сенсорное ощущение только от того предмета или явления, на который у них уже выработана моторная реакция. Если мы не можем на что-либо отреагировать, то сенсорное ощущение не регистрируется отчетливо; оно находится за рамками восприятия. Это происходит потому, что процесс сенсорного восприятия никогда не происходит обособленно, а только в тандеме с двигательным центром (центральной нервной системы).

Неразрывное функциональное и соматическое единство сенсомоторной системы подтверждается очевидным структурным и телесным единством, заключенном в позвоночном канале человека. Канал включает нисходящие моторные и восходящие сенсорные нервы, которые выходят, соответственно, у передней и задней частей позвонков. Эта схема продолжается в спинном мозге и распространяется по всей его длине до самого головного мозга, где как раз перед центральной бороздой коры мозга проходят моторные тракты и где сразу позади них расположены сенсорные тракты. Эта схема лежит в основе нашего существа.

Сенсомоторная система функционирует как «замкнутая система обратной связи» внутри сомы. Мы не можем ощущать без действия, и мы не можем действовать без ощущения. Это неразрывное единство существенно важно для соматических процессов саморегуляции; в любой момент времени оно позволяет нам знать, что мы делаем. И также – рассмотрим это чуть позже – она лежит в основе нашего уникального способа обучения и забывания.

Четкое сенсорное восприятие внешней объективной ситуации невозможно без выработанного отчетливого моторного отклика. Такая же ситуация складывается и с соматическим восприятием: ощущать, что происходит внутри сомы, означает воздействовать на нее, т. е. регулировать ее.

Когда, например, мы фокусируем сознавание внутри себя на какой-то части тела – к примеру, на правом колене, – сенсорное восприятие колена действительно становится более отчетливым. Но это отчетливое выделение части тела происходит только за счет избирательного расслабления относящихся к коре головного мозга двигательных нейронов всех мышц, присоединенных к правому колену, в то время как все другие двигательные зоны тела блокируются путем сокращения. Это сфокусированное сенсорное сознавание происходит посредством направленного торможения моторной активности как негативного «фона», на котором вырисовывается «картина». Таким образом, сенсорное восприятие является не пассивно-рецептивным, а активно-продуктивным, в нем задействован весь соматический процесс.

Это взаимопроникающее, замкнутое взаимодействие между сенсорным восприятием и движением лежит в основе соматического процесса – процесса, который обеспечивает свою целостность и непрерывность за счет постоянной саморегуляции. Тело, воспринимаемое извне, третьим лицом, – это живой продукт данного непрерывного соматического процесса. Если этот процесс прекращается, то человеческое тело – в противоположность камню – прекращает свое существование: оно умирает и распадается.

Именно внутренний процесс саморегуляции сомы гарантирует существование внешней телесной структуры. Следовательно, универсально справедливая максима в соматике такова: функция сохраняет структуру.

Второй шаг к пониманию отличительных особенностей человеческой сомы, следовательно, состоит в том, что она сама себя ощущает, сама движется и что эти взаимосвязанные функции лежат в основе соматической самоорганизации и адаптации.

Соме присущ дуализм свойств: она может ощущать собственные индивидуальные функции посредством восприятия изнутри, с позиции первого лица, и может ощущать внешние структуры и объективные ситуации посредством восприятия со стороны, с позиции третьего лица. У нее есть выраженная способность к двум различным видам восприятия.

Когда человеческая сома смотрит на себя в зеркало, она видит тело – третье лицо, объективную структуру. Но чем является это же тело, воспринимаемое изнутри, с соматической точки зрения? Это комплексный опыт самовосприятия и самостоятельного движения. В режиме восприятия с позиции первого лица «тело» сомы — это тело функций.

Декарт выразился недостаточно ясно. Мыслить – значит не просто пассивно «существовать»; мыслить – значит двигаться. «Я сознаю себя, следовательно, я действую» – вот более точное описание восприятия с позиции первого лица. Выражение сogito, ergo moveo (лат. — «я мыслю, следовательно, я двигаюсь») более точно выражает процесс получения информации от первого лица, которое всегда воспринимает «ум» и «тело» как неделимое функциональное целое.

Помимо прочего следует отметить, что, завершая свою знаменитую фразу «следовательно, я существую», Декарт некорректно описывает себя как пассивного наблюдателя, в то время как он является, как и все люди, активным наблюдателем, ощущающим себя и самостоятельно движущимся. Недостаточно пассивно сказать: «Я являюсь собой». Ввиду того, что для всех живых существ «бытие» – это самоорганизующаяся, саморегулирующаяся деятельность, было бы правильнее сказать: «Я являюсь собой в непрерывном процессе».

Отступление: человеческие сомы и другие сомы

Фраза «всех живых существ» из предыдущего абзаца подразумевает, что речь идет не только о человеческих существах. Это заслуживает пояснения.

Все члены царства животных являются сомами, потому что все животные — это самоорганизующиеся существа с сенсомоторными функциями. Многое из того, что было сказано в этой статье о человеческих сомах, применимо к другим живым существам, при этом по мере нисхождения по эволюционной шкале увеличивается число ограничений.

Мы не должны игнорировать тот факт, что растения являются сомами. Стоит только понаблюдать за тем, как каждый день открываются и закрываются навстречу солнцу лепестки или как растение пытается выжить в изоляции, чтобы распознать сенсомоторные функции в действии.

Насколько всем известно, ни у одного другого живого создания, за исключением человека, нет способности фокусировать сознавание произвольно, иными словами, без обязательного воздействия внешних стимулов. Эта возможность плюс поразительная способность к обучению уникальной человеческой коры головного мозга являются основой для необычайных сенсомоторных возможностей человека. Одной из них является способность человека распознавать и активно воспроизводить символы посредством устной речи и рукописного письма.

3. Сознание (consciousness) и сознавание (awareness)

Все сказанное о «сознании» и фокусе «сознавания» указывает на то, что они являются основными соматическими функциями. Сознание является основой человеческой сомы: оно определяет диапазон произвольных сенсомоторных функций, приобретаемых в процессе обучения. Люди учатся этим функциям с рождения и далее на протяжении жизни, моторные навыки при этом расширяют диапазон сенсорного восприятия, а более богатый спектр ощущений служит потенциалом для развития новых моторных навыков.

Сознание является «произвольным» благодаря диапазону навыков, которые вырабатываются в процессе обучения и, следовательно, являются доступными для использования в качестве знакомых паттернов. Освоить навык — значит научиться использовать его по собственной воле. Не следует заблуждаться насчет сознания; это не статичная «способность ума», и это не «фиксированный» сенсомоторный паттерн. Напротив, это сенсомоторная функция, которая приобретается в процессе обучения. И диапазон изученного определяет: 1) как много мы можем осознавать и 2) как много всего мы можем делать по собственной воле.

Непроизвольные соматические процессы, такие как автономные рефлексы, не обязательно подвергаются сознательному сенсорному распознаванию или находятся под контролем сознания. Но эти непроизвольные функции могут стать частью суммы навыков сознания путем обучения распознавать и контролировать их. Такова, к примеру, общепринятая процедура обучения при помощи биологической обратной связи, которая также практикуется теми, кто преподает техники сенсорного сознавания.

Человеческое сознание, таким образом, является относительной функцией: оно может быть сверхбольшим и сверхмалым. Являясь достигнутым состоянием сенсомоторной обученности сомы, сознание не может выходить за пределы своих собственных ограничений. Состояние сознания, таящееся внутри отдельных сом, является переменчивым и непредсказуемым: оно может варьироваться от уровня животного до уровня богоподобного существа, и в любой из этих крайних точек его невозможно заставить воспринимать или реагировать вне рамок достигнутого им уровня.

Поскольку сознание задействует накопление произвольных сенсомоторных навыков, то чем выше уровень сознания, тем шире диапазон автономии и саморегуляции. Человеческое сознание в конечном счете – это инструмент человеческой свободы. Поэтому важно помнить, что эта функция приобретается в процессе обучения и её всегда можно расширить за счет дальнейшего обучения.

Настаивая на том, что сознание не является фиксированной умственной способностью, мы ясно хотим сказать, что оно не пустая «линза», которая фокусируется на внешних объектах, представляя собой явную концепцию стороннего наблюдателя. Скорее, сознание – это доступный для сомы репертуар сенсомоторных навыков, которые включаются при воздействии внешних стимулов или вызываются внутренними потребностями.

«Сознавание», напротив, функционирует как линза, которую можно на что-то направить и сфокусировать. Сознавание – это исключительно соматическая функция: она задействует моторное торможение, чтобы исключить любое сенсорное распознавание, кроме того, на котором она сфокусирована и которое может находиться как вовне (сознавание с позиции третьего лица), так и внутри сомы (сознавание с позиции первого лица).

Активность сознавания, можно сказать, на девяносто девять процентов негативна и на один процент позитивна. Функция «ничего, кроме этого» – это единственный доступный соме способ изолировать воспринимаемые события. Это самый полезный способ произвольного контроля применительно к репертуару сенсомоторных навыков.

Сознавание – это функция обособления «новых» сенсомоторных явлений с целью научиться распознавать и контролировать их. Только посредством функции исключения, присущей сознаванию, непроизвольное превращается в произвольное, неизвестное становится известным, а невыполнимое – выполнимым. Сознавание работает как зонд, собирающий новый материал для репертуара произвольного сознания.

Это приводит нас к выводу, что соматическое обучение начинается с фокусировки сознавания на неизвестном. Это активное фокусирование выявляет свойства неизвестного, которые можно ассоциировать со свойствами уже известного сознательного репертуара индивидуума. Посредством этого процесса неизвестное становится известным произвольному сознанию. Одним словом, неизученное становится изученным.

4. Соматическое обучение и сенсомоторная амнезия

Соматическое обучение – это деятельность, которая расширяет диапазон волевого сознания. Его не следует путать с обусловливанием (conditioning) – телесным процессом, который вызывается манипуляциями извне. Обусловливание воздействует на человека как на объект, находящийся в поле объективных сил, и таким образом является формой обучения, отражающей типичную точку зрения науки «от третьего лица», в частности психологии.

Модели обучения Павлова и Скиннера – это манипулятивные методы, вызывающие адаптивную реакцию в механизмах безусловных рефлексов тела. Обусловливание – это технологический процесс, противоположный функции соматического обучения в том, что он стремится сократить набор навыков произвольного сознания. Обусловливание не требует фокусировки сознавания и не ведет к обучению произвольным соматическим действиям. Скорее, его цель состоит в выработке автоматической реакции, которая находится за пределами волевой сферы и сознания.

Но мы должны иметь в виду, что то же обусловливание может также происходить естественным образом ввиду удачного стечения обстоятельств и проявлений окружающей среды, с которыми мы сталкиваемся в жизни. Такого рода внешние обстоятельства могут создавать постоянные стимулы для глубинных рефлексов выживания, и, при достаточном количестве повторений, сделать их привычными – рефлекс выучивается и закрепляется.

Рефлексы, подобно другим органическим явлениям, являются одновременно сенсорными и моторными, и, таким образом, когда они становятся привычными и непроизвольными, возникает двойная потеря как сознательного контроля над этой моторной зоной, так и сознательного ощущения этой моторной деятельности.

Нам следует называть это состояние сенсомоторной амнезией. Это состояние, которое отмечается повсеместно у представителей человеческой расы и является предсказуемым результатом длительного воздействия стресса. Постоянное повторение ведущих к стрессу стимулов приведет к потере сознательного произвольного контроля над значительной областью мускулатуры тела, как правило преобладание в районе центра тяжести, т. е. в области мышц между тазом и грудной клеткой.

Когда возникает сенсомоторная амнезия, эти мышечные зоны становится невозможно сознательно ощущать или контролировать. Пострадавший может пытаться произвольно расслабить мышцы в области, подверженной амнезии, но он не в состоянии этого сделать: и ощущения, и движения этих мышц находятся вне его осознанного, произвольного контроля. Мышцы остаются зажатыми и неподвижными, словно они принадлежат кому-то другому.

Поскольку такие реакции на постоянный стресс накапливаются в течение длительного времени, то возникающее в результате хроническое мышечное сокращение связывают со старением. Но возраст здесь не является причинным фактором. Время само по себе нейтрально. Наши мышечные рефлексы закрепляются вследствие событий нашей жизни. Накопленный стресс или травма вызывают сенсомоторную амнезию, и то, что мы ошибочно причисляем к результатам старения, на самом деле является прямым следствием сенсомоторной амнезии.

Не существует телесного «лекарства» от сенсомоторной амнезии. Хроническая ригидность мышц, привычно ассоциируемая со старением, не поддается медикаментозному лечению. Внешние манипуляции также не приносят результата.

И все же существует способ снять непроизвольные ограничения сенсомоторной амнезии. Сделать это можно благодаря соматическому обучению. Если сфокусировать сознавание на неосознаваемой, забытой зоне сомы, то можно начать воспринимать минимальные ощущения, которых будет достаточно для управления минимальными движениями, и это, в свою очередь, даст новую сенсорную обратную связь от проблемной зоны, и это снова увеличит четкость движения, и так далее.

Эта сенсорная обратная связь соотносится с прилегающими к данной области сенсорными нейронами и повышает «четкость» их возможной синергии с соответствующими двигательными нейронами. Благодаря этому в следующее моторное усилие включается более широкий спектр соответствующих произвольных нейронов, что расширяет и улучшает двигательное действие, что в свою очередь дополнительно усиливает сенсорную обратную связь. Такая «переменно-возвратная» двигательная методика постепенно «раскалывает» зону амнезии, возвращая ее обратно в сферу произвольного контроля: неизвестное становится известным, а забытое снова становится знакомым.

В одной из работ было отмечено, что «… все формы соматического обучения используют эту способность человека для расширения или повышения степени соматического самосознавания. Как две вязальные спицы, сенсорная и моторная системы устроены так, чтобы переплетаться, повышая сенсорную осознанность нашей внутренней деятельности и вызывая бóльшую активность внутреннего сенсорного сознавания». [1]

Соматическое обучение пробуждено методами обучения Моше Фельденкрайза, но оно также является центральной проблемой в методах Эльзы Гиндлер, Ф. Матиаса Александера, Герды Александер и многих современных специалистов-практиков. Техники соматического обучения, которые используются этими учителями, применимы к любой форме сенсомоторной амнезии, включая двигательный паралич.

Соматическое обучение может быть направлено на преодоление амнезии, либо человек может практиковать его всю жизнь, чтобы избежать привыкания к последствиям стресса. В любом случае именно обучение расширяет диапазон действия и восприятия человеческой сомы. Поэтому чем большему мы научимся подобным образом, тем большим будет диапазон нашего произвольного сознания для более успешной адаптации к условиям окружающей среды.

Максимально свободная сома – это та, которая достигла наивысшей степени произвольного контроля и минимальной степени непроизвольного обусловливания. Это состояние автономии является оптимальным состоянием индивидуализации, т.е. когда у человека имеется весьма широкий спектр возможных способов реагирования на вызовы окружающей среды.

Состояние соматической свободы – это во многих смыслах оптимальное состояние человека. Если смотреть с позиции от третьего лица, то соматическая свобода – это состояние максимальной эффективности при минимальной энтропии. Если смотреть с позиции от первого лица, с соматической точки зрения, то соматическая свобода – это то, что я бы назвал “fair” state – «проясняющим» состоянием (старинное английское слово fair означает здесь непрерывный и безупречный прогресс, не имеющий искажений, не испорченный торможением).

«Проясняющее» состояние человеческой сомы — это состояние оптимальной синергии, при которой любое намеренное воздействие вызывает спонтанную координацию всего соматического процесса без какого бы то ни было неосознанного, непроизвольного торможения. С позиции третьего лица «проясняющее» состояние сомы можно описать как состояние оптимального умственного и физического здоровья.

Таким образом, соматика — это наука о соме, которая является не только восприятием живого тела от первого лица, но и его регуляцией от первого лица. Сома – это единство сенсомоторных функций, одни из которых являются сознательными, произвольными функциями, усвоенными путем обучения, а другие — невыученные и непроизвольные. Непроизвольные функции могут быть включены в «волевую» систему путем избирательного применения сознавания для того, чтобы выделить неизученную функцию и, по ассоциации, обучиться ей, т. е. путем включения этой функции в процесс сознательной работы сенсомоторной системы.

Ссылки

[1] Hanna, Thomas. The Body of Life. 1980 (Ханна, Томас. Тело жизни. 2015).